Рене Канаяма

профессор Института военно-гуманитарных технологий

академик Международной академии социальных технологий

 

 

Анализ современных информационных технологий и нового информационного оружия против международного терроризма

 

 

Терроризм — это политика, основанная на постоянном применении вооруженного насилия над мирными гражданами для запугивания правительства с целью его смены. Определение термина «терроризм» до настоящего времени остается неоднозначным. Синонимы «террор» (лат. terror — страх, ужас) - «насилие», «запугивание», «устрашение».

В праве России терроризм определяется как идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанная с силовым воздействием, устрашением населения и/или иными формами противоправных насильственных действий. В праве США — как предумышленное, политически мотивированное насилие, совершаемое против мирного населения или объектов субнациональными группами федерального уровня или подпольно действующими агентами организациями, обычно с целью повлиять на настроение общества.

В конце 1960-х годов появилась специфическая форма терроризма — международный терроризм.

Международный терроризм — это специфическая форма терроризма, зародившаяся в конце 1960-х годов и получившая значительное развитие к концу XX — началу XXI века. Основными целями международного терроризма является дезорганизация государственного управления, нанесение экономического и политического ущерба, нарушение устоев общественного устройства, которые должны побудить, по замыслу террористов, правительство к изменению политики. Современный международный терроризм использует радикальные религиозные учения. Также термин «терроризм» используется как средство в политической борьбе, поскольку каждое государство само определяет, кото квалифицировать как террористов, кого как борцов за свободу и развитие страны.

Какая идея лежит в основе распространения терроризма как инструмента внутригосударственной борьбы?

Идеологическое оправдание терроризма основано на демонстрации имущественного неравенства и противопоставления этому неравенству насильственные методы его прекращения.

Приведем типовые аргументы террориста, вовлекающего в свою организацию людей из обедненных слоев населения:

 

«Кто только вдумается в современное положение страны, придет к заключению, что положение это одно из тяжелых и быть продолжительным не может»;

«В стране у большинства населения нет денег, все нищенствуют, а кто-то живет не по средствам»;

«80% страны обеднели  почти не в состоянии содержать семью, платить за образование и здравоохранение»;

«Имущие классы стали ненавистны людям»;

«Полиция стала не соответствовать своим обязанностям. Там хищения и покровительство преступлений богатых олигархов»;

«Кругом процветает коррупция и воровство».

Далее террорист ставит своей аудитории вопросы, подталкивающие слушателей к соучастию в терроризме. Это следующие вопросы:

«Кто погряз в хищениях?

Кто позволяет себе все, а другим ничего?

Кто ограбил народ?

Кто сделал качественное образование и медицину недоступными?

Кто поставил полицию, от которой нет ни малейшей пользы народу и государству?»

Далее террорист дает свой ответ:

«В этом виноват руководитель страны!».

Далее идет обращение к высшим чувствам человека, что он может на что-то повлиять. Пока не указывается как. Утверждается только идея того, что человек может лично повлиять на улучшение ситуации в стране.

Для этого террорист использует следующие обращения:

«Наши верноподданные,  испытывая ненависть к высшему руководителю страны, в то же время спешат отличиться друг перед  другом  в  выражении чувств "беспредельной благодарности", "бесконечной любви",  "безграничной преданности" и  "безусловного почтения  и  благоговения" к этой самой высшей власти!  Со всех  углов  страны и  от  всех  организаций   шлют   они   своему палачу,  тирану и  грабителю свои верноподданнические излияния;  со всех концов страны и  от  всех слоев населения шлют  они ему своих «выбранных» депутатов,  которые,  от лица всех пославших их,  целуют ему ноги,  целуют его руки и,  обливаясь слезами, заверяют его в своей любви, преданности и благодарности!

Читая официальные отчеты  обо  всех  этих  верноподданнических «излияниях», «коленопреклонениях» и «лизаниях», становится стыдно и гадко называться гражданином.

Каким же  образом  могли  до  такой степени атрофироваться в людях,   не   только   чувство  «собственного,  человеческого достоинства», но даже и элементарное, животное чувство себялюбия?

Каким  образом   могли   они   дойти   до   такого   невероятного падения и самоуничижения?

Никто, разумеется,  не исключая даже и самих верноподданных, не  сомневается  в   том,   что   во   всех   этих  «излияниях», «коленопреклонениях»,  «лизаниях»  и  «славословиях»  очень  мало искренности и правды,  но очень много  лжи  и  лицемерия.  Омывая слезами благодарности руку, которая их грабит, выражая свою любовь, преданность и  благоговейное  уважение  к  чудовищу,  которое  их делает нищими,   унижает хронической бедностью,  топчет  в  невероятных поборах местных воров-чиновников,  верноподданные действуют очевидно под влиянием тех же самых мотивов, которыми во времена   рабства определялись   и  обусловливались отношения     бесправного     раба  к   полноправному владыке.

Мотивы  же эти сводятся к чувству страха, - страха за  свою  жизнь  и  личную  безопасность.  Под гнетом этого животного страха,   вызываемого   инстинктом   самосохранения,   в  душе  раба вытравлялись постепенно все симпатические,  человеческие чувства,  извращались все  его  умственные  и  нравственные  понятия,  и он превращался действительно  в  какое-то  чудовище,  способное  с благоговением и признательностью лизать руку,  которая его грабит, целовать  ноги,  которые попинают его права.

Мы утратили собственное достоинство, потеряли способность к борьбе, к активному протесту.

Побуждение к активному протесту является важным условием для склонения человека к террористической деятельности.    В убеждении идет упор на то, что простой человек перестал влиять на свои процессы жизнедеятельности.

Дальнейшая аргументация террориста:

«В нашей стране человек по прежнему усиленно подчинен, зависим от бесконтрольной власти.  Страх за  свою жизнь делает человека предателем своих детей, сестер и жен.

Но исчезни страх, и власть сама станет на колени.

Как избавиться от собственного страха?

Возьми в руки наше оружие и восстанови справедливость!

Пусть боятся тебя. Ты теперь человек, от твоего желания зависит жизнь воров-властителей.

Сила оружия ослабит эту власть, нагонит на нее панику, заставит уйти с властного места, которое теперь возьмешь ты...».

Таким образом, суть информационных влияний, которые создают организации террористов – это спекуляция на неравенстве, бедности и нищете.

Для профилактики терроризма по этому важно серьезно заниматься решением проблемы неравенства, и порожденными этой проблемой следствиями: бедность, нищета и терроризм.

На вооружение международных террористов поставлены современные информационные технологии. Они активно используют свойства социальных сетей (информационно-коммуникационные функции) в распространении информации о своих организациях и способах связи с ними.

Это позволяет им привлекать в свои ряды сторонников и в дальнейшем использовать их для совершения террористических актов.

Возник вопрос информационного терроризма.  Предугадать негативные последствия террористической атаки на информационную сферу представляется практически невозможным, а последствия таких атак могут быть существенными.

Террористическая организация, заполучившая специалистов по информационным технологиям и безопасности, в состоянии запустить механизмы сложных и разрушительных социальных явлений. Информационные каналы - это важный элемент инфраструктуры общества и государства. Поэтому не удивительно, что именно они становятся мишенью номер один для международных террористов.

Информация - это ресурс влияния, который террористы используют с целью направить развитие событий в нужном для себя направлении.

Информационные технологии обеспечили теоретическую возможность прямого манипулирования информацией. Уже сейчас имеются средства, позволяющие активно злоупотреблять информацией, и так как она является мощным инструментом, то и государство, и гражданское население должны быть надежно защищены. К воздействию информационных технологий уязвимы все, поэтому правительство должно своевременно принимать адекватные меры - разрабатывать средства противодействия информационному терроризму и преследовать в судебном порядке тех, кто разрабатывает информационное оружие для террористов.

Общество представляет собой очень сложную динамичную систему, элементами которой выступает граждане, социальные субъекты (политические партии, движения, органы власти и управления, субъекты предпринимательства и т.д.). Все они взаимодействуют между собой в соответствии со своими интересами, как правило – экономическими.

Сущностью информационного терроризма является целенаправленное воздействие на общество посредством демонстрации фактов социального неравенства, имущественного расслоения.

Если ранее это неравенство маскировалось, то информационные технологии сделали невозможное – с их помощью проблема неравенства усугубилась, стала очевидной для тех, кто ее не наблюдал.

Инфраструктура информационных технологий состоит из следующих групп: интернет; телекоммуникационная инфраструктура, включая спутниковую (космическую), радио- и телекоммуникационные системы; встроенные работающие в режиме реального времени компьютеры (системы авионики, системы контроля распределения электроэнергии в энергосетях) и т.д. Каждая из них играет специфическую и весьма значительную роль в жизни государства и соответственно имеет разную уязвимость относительно террористических воздействий.

Прогресс информационных технологий делает более уязвимыми относительно террористических воздействий государство, объекты экономики, инфраструктуры и отдельного человека.

Информационные технологии играют весьма важную роль в предупреждении, обнаружении и смягчении последствий террористического воздействия, способствуют высокоскоростной и высокоточной идентификации вида террористического воздействия в интересах ускорения реализации превентивных и ответных мер.

Целью террористического воздействия на государство является демонстрация его социальных изъянов, которые порождаются вопиющей несправедливостью при перераспределении материальных благ, ускоренным обогащением одних и обнищанием других.

Развитие и широкое внедрение в практику современных информационных технологий способно играть ведущую роль в противодействии терроризму.

Информационные технологии в противодействии терроризму правомерно рассматривать в качестве одного из важнейших факторов, влияющих на развитие цивилизации: их революционное воздействие касается государственных структур и институтов гражданского общества, экономической и социальной сфер, науки и образования, культуры и образа жизни людей.

Так, в Окинавской Хартии глобального информационного общества, подписанной в августе 2000 г. руководителями семи ведущих стран мира подчеркивается необходимость служения современных информационных технологий достижению взаимодополняющих целей обеспечения устойчивого экономического роста, повышения социального согласия и полной реализации их потенциала в области укрепления демократии, ответственного управления, международного мира и стабильности.

Информационная инфраструктура, информационные ресурсы в последние годы становятся объектами межгосударственной борьбы, средствами достижения противоборствующими сторонами определенных стратегических и тактических политических целей.

Компьютеризация систем связи и управления, необходимость передачи больших объемов разнообразной информации существенно увеличили количество и усложнили характер возможных угроз национальной безопасности государств мирового сообщества в информационной сфере. Уже вошло в обиход такое понятие как «информационная война», предусматривающее нарушение нормального функционирования информационных и телекоммуникационных систем и сохранности информационных ресурсов, а также получение несанкционированного доступа к ним. Объектами подобных информационных воздействий могут быть как информационные ресурсы, автоматизированные системы управления и передачи данных, так и духовная среда общества.

В этих условиях важным фактором обеспечения национальной безопасности становится развитие индустрии, современных информационных технологий и широкое их внедрение во все сферы деятельности общества и государства. При этом весь жизненный цикл от проектирования до утилизации всех информационных систем и соответственно информационных технологий обеспечивается адекватной защитой от несанкционированных воздействий, включая и террористические.

В XXI в. появился новый вид терроризма — программирование требуемого поведения и деятельности целых групп населения. Примером такого воздействия на людей, на центральную нервную систему человека, являются видео-игры на основе виртуальной реальности, которая моделируется заказчиком. Например, оправдание террористических актов, насилия, грабежа, убийства полицейских и чиновников. Все эти игры требуют юридических санкций государств мирового сообщества в интересах борьбы с международным терроризмом.

Перспективным средством решения ключевой проблемы (проблема неравенства) как первопричины терроризма, является реализация дискурсивно-оценочного подхода, разработанного учеными Международной академии социальных технологий (Юнацкевич П.И., Чигирев В.А., Санкт-Петербург, 2016).

Основная проблема современности – неравенство в отношении распределения материальных благ.  Она порождает все остальные проблемы: терроризм, экстремизм, войны, криминал, социальные болезни. Держится эта глобальная проблема на идее, захватившей умы и души граждан (мировоззренческая парадигма) – коммерческо-потребительский подход к организации жизнедеятельности (основная цель – прибыль, ценность – деньги, средство – торговля).

В итоге сформировался современный турбо-паразитический капитализм, обеспечивающий ускоренный рост материальных благ социальных паразитов и их воспроизводство.

Особенность турбо-паразитического капитализма заключается в том, что не нужно в несколько поколений монополизировать распределительный механизм материальных благ. Можно за несколько лет создать себе такой капитал, который ранее мог формироваться несколькими поколениями.  В условиях турбо-паразитического капитализма человек, взявший за основу своего мышления идею личного обогащения любой ценой, захвативший место в распределительном механизме материальных благ, мгновенно обогащается и позволяет себе приобретать дорогие вещи (яхты, острова, и даже страны, воспринимаемые как юридические лица, правоустанавливающие документы которых выставлены на продажу для желающего миллиардера).

Прогресс технологий резко уменьшает количество рабочих мест и увеличивает количество ненужных людей. При турбо-капитализме мир становится полон лишних людей.

Прибыль, жажда наживы становятся основным мотивом, который  обеспечивает устойчивость коммерческо-паразитической парадигмы.

Старые этические регуляторы в условиях турбо-капитализма теряют свою эффективность. В современной экономике многие гуманитарные технологии направлены на  манипуляцию поведением человека. Информационные манипуляции (или «информационно-коммуникационный массаж мозгов») делают мир не познаваемым для большинства граждан.

Поэтому сегодня надо говорить о создании новых подходов к этическому регулированию поведения субъектов.  Надо решить старую проблему: «Как заставить человека не поступать плохо по отношению к другим?». Для этого важно создать новую нравственную инфраструктуру общества. Нравственность – есть не причинение вреда Божьей твари.

В коммерческо-потребительской парадигме человек всего лишь инструмент получения прибыли, удовлетворения угрызений жадности.  Современный турбо-паразитический капитализм не имеет духовного содержания и не может им обзавестись в принципе. Подражающие социальным паразитам руководители религиозных конфессий своей благополучной жизнью сами дискредитируют веру, которую давно превратили в источник личного обогащения, стали торговцами утешением. Это создает благоприятную ситуацию для размножения различных сект и псевдо-учений.

По этой причине сегодня ведется разговор о смене мировоззренческой парадигмы.

Как же перейти к новой парадигме мышления, где основной ценностью будет человек? Но не просто человек (торгаш, делец, хитрец, ловкач, паразит и т.п.), а нравственный человек, не причиняющий вреда другим.

Проблему неравенства усугубляет глобальный паразитизм. В публичной сфере часто декларируется цель – благо народа.

Благо народа – это избавление от социальных паразитов. Ограничение социального паразитизма – редкий пример абсолютного социального блага.

Для смены мировоззренческой парадигмы нужны новые ценности, цели и средства.

Важнейшая ценность для общества – это человек.

Цель общества – нравственный человек.

Средства – идеология-технология нравственности, которая и была предложена Юнацкевичем П.И. и Чигирёвым В.А. в 2004 году (www.inrav.ru)

Идеология-технология нравственности является социальной технологией. Она включает в себя свободно принимаемую и разделяемую большинством социальных субъектов идею нравственности как идею не причинения вреда; и связанную с ней процедуру измерения нравственности социальных субъектов.

Измерение нравственности социальных субъектов осуществляется в процессе этической оценки их социальных действий. В результате каждый социальный субъект получает индивидуальный индекс нравственности, постоянно корректируемый в процессе дискурсивных практик.

Индивидуальные индексы нравственности социальных субъектов используются другими субъектами в обеспечении открытости гражданского общества и его государства.

 

Данная технология позволяет запускать в работу нравственные кодексы для различных социальных групп.

Одно из самых важных достижений ученых Международной академии социальных технологий – это определение понятия «индекс нравственности». Это численный показатель вреда от социальных действий или бездействий субъекта. Формируется в процессе этического оценивания.

Информация о значениях индекса нравственности социальных субъектов является открытой и доступной.

Как же заставить человека не поступать «плохо по отношению к другим? Кто может его заставить так себя вести?».

Юнацкевич П.И. и Чигирёв В.А. дают ответ на это вопрос: «только другие!». Отрицать существование «других» людей невозможно. Можно вести дискуссию – «есть ли Бог или его нет», но «другие» люди присутствуют в жизни каждого человека. Это реальность.

«Другие» создают человека, дают ему имя, образование, культуру, Бога, делают его человеком, назначают его героем или преступником.

Юнацкевич П.И. и Чигирёв В.А. для созидания нравственного человека разработали технологию, которую может использовать общество.

Данная технология основана на глобальном экологическом принципе: не вреди себе, соседям, среде обитания.  Из глобального экологического принципа следует глобальный этический принцип: веди себя так, чтобы не вредить себе, соседям, среде обитания.

Опираясь на глобальный этический принцип сформулировано бриллиантовое правило для общества или нравственное правило поведения «Три С»: не вреди себе, соседям, среде обитания ни мыслью, ни словом, ни делом; созидай для себя, соседей, среды обитания мыслью, словом, делом. Это ядро практической этики.

Реализация нравственного  правила «Три С» возможно в современных информационных виртуальных средах. Соединение возможностей IT-технологий и социальных технологий дает возможность создания дискурсивно-оценочных сред, где каждый оценивает поведение каждого.

Этот синтез позволяет создавать дискурсивно-оценочные регуляторы поведения (сетевые дискурсивно-этические регуляторы), выступающие рабочим механизмом общественного прогресса.

В чем состоит общественный прогресс? Его суть – улучшение социальных отношений за счет постоянного снижения уровня социального паразитизма. Это обеспечивает эффект возникновения социальный справедливости.

Дискурсивно-оценочные регуляторы поведения(сетевые дискурсивно-этические регуляторы) – это виртуальные сетевые конструкции, создающиеся на основе принципов, сформулированных Юнацкевичем П.И. и  Чигирёвым В.А.:

Принцип дискурса: все должно обсуждаться.

 

Принцип открытости: обсуждение и оценка в обществе являются открытыми и общедоступными процедурами, в которых по произволу может принять участие каждый.

Принцип автора: субъект дискурса и оценки должен быть известен всем, его идентификационные данные гарантируют возможность обратной связи с ним обсуждаемого и оцениваемого социального субъекта для коррекции позиций и установления справедливости.

Принцип комментария: каждый участник дискурса и оценки может комментировать как свою позицию в дискурсе и оценку, так и позицию другого участника дискурса и оценки.

Принцип шкалирования (оценивания): все должно оцениваться, объект дискурса и оценки рассматривается с помощью «лингвистической линзы» – шкалы оценки вреда, применение которой позволяет наглядно увидеть субъекту и объекту дискурса и оценки  значения массовой этической оценки и их динамику в зависимости от поведения оцениваемого субъекта.

Принцип визуализации (наглядности): простота, доступность и ясность представления и визуализации дискурса и массового этического оценивания в информационных средах.

Разработка и запуск в работу дискурсивно-оценочных регуляторов поведения социальных субъектов позволит создать глобальную дискурсивно-оценочную среду (проект «ГЛОН» - глобальная нравственность, реализуемый Институтом нравственности, www.inrav.ru).

Дискурсивно-оценочные регуляторы поведения – это перспективное средство управления социальными отношениями. Гражданское общество невозможно без дискурсивно-оценочных сред.

Уровень развития высоких гуманитарных и социальных технологий позволяет при внедрении дискурсивно-оценочных регуляторов не апеллировать к политическим институтам. Это движение может идти по пути частных проектов.

Дискурсивно-оценочные регуляторы реализуют идею влияния каждого на других. Участие в массовой этической оценке приводит к формированию социально активных граждан.

Дискурсивно-оценочные регуляторы – это механизм достижения общественного согласия.

Дискурсивно-оценочные регуляторы делают социального паразита культурным изгоем цивилизации.

Дискурсивно-оценочный подход – это и есть фундаментальное достижение научной школы Юнацкевича П.И. и Чигирёва В.А. и их личный вклад в общественный прогресс.

 

 

Заключение

 

 

Общий смысл термина “терроризм” можно определить посредством установления системы признаков, характеризующих в своей совокупности специфику явления. К данным признакам относятся: совершение или угроза совершения общеопасных деяний, направленность их на устрашение населения или какой-то его части, оказание влияния на принятие социально-экономического решения государством, международной организацией, физическим, юридическим лицом или группой лиц. По своей сути терроризм есть проявление политической борьбы с использованием уголовно-противоправных действий. Он является формой “локальных войн” между политическими группировками за передел собственности и ресурсов. Террор носит тотальный, массовый и непрерывный характер, выступая таким образом универсальным орудием передела материально-финансового, социального и силового ресурса.

Терроризм – это совершение насилия в отношении намеченной группы людей с целью оказать опосредованное давление на лицо, принимающее решение социально-экономического и политического характера по переделу материально-финансового, социального и силового ресурса. Терроризм предполагает совершение лицом, принимающим решения социально-экономического и политического характера, уступок, выгодных организаторам теракта.

Терроризму свойственен общеопасный характер насильственных действий, могущих повлечь неопределённо большое число невинных жертв и иные тяжкие последствия. Устрашающее воздействие осуществляется на индивидуальном и групповом уровнях. Адресанты воздействия подвергаются опосредованному давлению со стороны населения, ставшего жертвой теракта. Насилие имеет локальное применение и адресовано неподконтрольным органам власти на инвестиционно привлекательной территории. Действия террористов носят публичный характер и детально освещаются СМИ, что усиливает эффект совершения преступления террористической направленности.

Степень угрозы терроризма увеличивается вследствие того, что в руках современных организаторов и исполнителей террористических акций оказываются новейшие технологии в области идеологического, информационного, психического, финансового, радиационного, биологического, химического и т.п. оружия массового поражения, самые современные виды транспорта и связи, средств технического проникновения и слежения, административный (властный) и правовой ресурсы давления, – что делает терроризм проблемой не только общенационального, но и глобального характера.

Главный источник терроризма – это вызванная переделом собственности и материальных ресурсов коррупция, принимающая форму общественных противоречий политического, социального, экономического, структурно-организационного характера.

Доктрина “пропаганды действием” по переделу материально-финансовых, социальных и силовых ресурсов, оправдывающая применение насилия для достижения политических и экономических целей, основана на “сверхвласти денег”. Этим обстоятельством стимулируется создание двойной морали в государственных органах власти и обществе, морально разлагаются разные слои населения и подготавливается почва для террористической деятельности. Особо опасным является тот факт, что само государство используется как средство передела “материи” и подавления здоровой социальной активности общественных сил различными путями и способами, начиная от административных санкций и кончая уголовно-криминальными преследованиями неугодных лиц.

Субъектами террора выступают религиозно-уголовно-политические структуры, пытающиеся своим образом действий создать подконтрольные им официальные органы власти на территории совершения террористических актов.

К факторам поддержания и стимулирования терроризма относятся:

- многопартийность и многоконфессиональность, в условиях которой отдельные политические партии и конфессии ведут борьбу с использованием открытой конфронтации;

- существование “подполья”, в котором оказались некоторые политические партии, движения и секты, признаваемые неконституционными и внеконфессиональными;

- наличие националистических и религиозных движений, в программах которых имеют место экстремистские антиконституционные положения, предусматривающие насильственную борьбу с “некоренным населением”, с “неверными”, противодействие власти во имя достижения политических и религиозных целей, а также идеологическая обработка социальных сил, которые могут потенциально принять участие в такой борьбе;

- активизация деятельности зарубежных эмигрантских центров экстремистского, националистического и религиозно-фанатического толка на территории государства, что выражается, в частности, в появлении эмиссаров, в том числе специалистов по проведению массовых акций протеста антиправительственной направленности.

Пути борьбы с терроризмом:

1. Преодоление внутриведомственной и вневедомственной разобщенности органов государственной власти, в основе которой лежит скрытая от общественности негласная борьба за передел материально-финансового, силового и социального ресурса.

2. Укрепление взаимодействия органов государственной власти на основе системы непрерывного нравственного воспитания руководителей всех уровней власти, на основе массовой общественно-научной экспертизы решений в области управления собственностью и ресурсами страны.

3. Преодоление межконфессиональных противоречий, создание совместных органов духовного управления, широкий диалог со светскими идеологами, объединение на нравственной и созидательной основе представителей всех религий. 

4. В основе действий исполнителей и организаторов террористических актов лежит возможность получения материальной и личной выгоды. Эта возможность санкционирована агрессивной идеологией «набивания собственных карманов любой ценой», захватившей руководителей разных уровней власти. Материальная выгода, «монетарное» мышление выступают основой террористических действий. Ликвидация же этой основы происходит путем углубления демократии за счет организации дискурса руководителей и массовых научно-общественных экспертных советов по всем государственным программам и процедурам их исполнения. Научно-экспертной общественной среде предоставляется право выражения публичного недоверия должностным лицам, что в обязательном порядке должно быть освещено в средствах массовой информации как факт «потери лица» государственного служащего, компрометирующего саму государственную власть. 

5. Контроль нелегальных рынков оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ осуществляется специальными службами, кадры которых прошли специальную подготовку и имеют высокие морально-психологические качества, нравственно зрелы и не обременены монетарным мышлением. Они налаживают и поддерживают оперативный контакт с лицами, имеющими в собственности (пользовании, владении, распоряжении) новейшие технологии в области идеологического, информационного, психического, финансового, радиационного, биологического и химического и т.д. оружия массового поражения, самые современные виды транспорта, связи, средств технического проникновения и слежения, административный (властный) и правовой ресурсы давления.   Кроме того, деятельность данных лиц является объектом внимания массовых научно-общественных экспертных советов. Таким образом общество укрепляет свою безопасность, участвуя в массовой экспертизе деятельности лиц, облечённых властью. Идентификация безнравственных лиц и вывод их из власти осуществляется на основе публичного решения значимой части населения того административно-территориального образования, в котором намечена ротация управленческих кадров. Аналогичным образом и закрепление во власти авторитетных нравственно-зрелых лиц осуществляется на основе публичного решения значимой части населения, которое сопровождается также наделением собственностью, публично признанной обществом через экспертные процедуры легитимной, – что исключает дальнейшую борьбу за ее передел.   

6. Основные идеи обеспечения международной террористической деятельности: идея «всё только для своего кармана», идея «приоритета сверхвласти денег над судебной, законодательной и исполнительной властью» – нейтрализуются за счет запуска в общественное сознание наднациональной, надпартийной, надконфессиональной идеологии нравственности, основанной на применении фундаментального нравственного закона человечества: ненасесение ущерба себе, ближним, природе, гармония материальных и духовных устремлений и действий, баланс прав и обязанностей. Сочетание непрерывного трудового и нравственного воспитания детей с таким же воспитанием взрослых  обеспечивает поддержку новой идеологии, ликвидирует идейную почву подготовки кадров для террористической деятельности.

7. В постиндустриальном обществе ключевую роль играет образование. Это один из важнейших факторов роста общественного самосознания и укрепления демократии. Однако во многих регионах по-прежнему остро стоит проблема доступности даже начального образования. Это настоящее гуманитарное бедствие. Ведь массовая неграмотность – это питательная среда для идеологов межцивилизационного раскола, пропаганды ксенофобии, национального и религиозного экстремизма. В конечном счете – для международной террористической деятельности.

 Важно сформулировать более широкий и системный подход к образованию во всех регионах страны. В частности, понятие «образование», по-видимому, должно включать в себя не только “информирование” и привитие различных профессиональных навыков, но и систему непрерывного нравственного воспитания.

В условиях растущей мобильности населения государства и устойчивого увеличения миграционных процессов особое значение имеет проблема «вхождения» в инокультурную среду. Очевидно, что именно и только нравственное воспитание как основа образования способно обеспечить взаимную социальную адаптацию различных культурных, этнических и конфессиональных групп.

Многие регионы страны испытывают серьезные трудности с внедрением передовых методов образования и информационных технологий. Необходимо более продуктивно задействовать в сфере образования самые современные ресурсы, включая Интернет. Самый актуальный ресурс, который необходимо задействовать в сфере образования – это не «Интернет вообще», но лишь та его часть, которая сформирует нравственные образцы жизни человека и общества.

8. Осуществление стратегического инвестирования в функциональное восстановление государственных учреждений социально-культурной сферы (наука, образование, культура, здравоохранение, спорт) создает возможность для сохранения государственных функций нравственного, правового, патриотического,  гражданского, культурного воспитания граждан. Восстановленные государственные учреждения социально-культурной сферы явятся материальной базой борьбы с терроризмом в современных условиях.

9. Организационные структуры, создаваемые для борьбы с терроризмом, носят надведомственный общественно-государственный характер и подчиняются высшему руководству страны. Состав лиц, допущенных к организации общественно-государственных структур, утверждается президентом страны. Деятельность данных структур носит открытый характер, направленный на углубление демократии и создание прозрачности  решений в вопросах собственности и ресурсов

 

 

Литературные источники

 

1. Barry M. Rubin, Judith Colp Rubin. Chronologies of modern terrorism. — M.E. Sharpe, 2008.

2. Возжеников А. В. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство. — М.: Российская академия государственной службы при Президенте РФ, 2005.

3. Юнацкевич П.И., Чигирев В.А., Горюнков С.В. Терроризм: профилактика и борьба / Под ред. В.А. Чигирева / Серия книг: Теория и методика профессионального образования и воспитания взрослых. - СПб.: «Институт нравственности», 2006.

4. Ткачёв П. Н. Сочинения: в 2 т. — М.: Мысль, 1975—76. — 2 т.

5. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против гражданской авиации (1977).

6. Конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 1979 год).

7. Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (1997).

8. Конвенция о борьбе с финансированием терроризма (1999).

9. Окинавская Хартия глобального информационного общества (2000).

10. Юнацкевич П.И.  Дискурсивно-оценочный подход профессора Чигирёва В.А. – Сочи, МАСТ, 2016.