Сивоконь Максим Николаевич

Институт военно-гуманитарных технологий

 

Мировой опыт применения информационного оружия

 

 

Неудачи в организации «цветных революций» в Китае (Тибет и Синьцзян-Уйгурский автономный район) выступили для ряда специалистов из США (Джо Распарс, Скот Гудстейк, Сем Грэхем-Фемен, Вупи Голдберг, Джеймс Глассман, Дшаред Коэн, Джастин Московитц, Джейсон Либман) основанием для перехода к разработке и использованию новых технологических решений по произвольному перераспределению ресурсов   с использованием образцов – «симулякров», представляющих собой так называемые копии без оригинала.

17 января 2001 года в Филиппинах миллион протестующих вышел на улицы благодаря 7 миллионам электронных писем с призывами выйти на улицы спустя два часа после того, как парламент блокировал процедуру импичмента в отношении президента Джозефа Эстрады. В итоге Эстрада лишился своих полномочий.

В 2004 году при помощи электронной почты свой пост вынужден был покинуть премьер-министр Хосе Мария Аснара. 

Первая массовая мирная демонстрация состоялась в столице Туниса 10 января 2010 года при помощи Facebook, после чего 14 января 2010 года Бен Али был лишен власти.

Когда в Египте  закрыли Интернет, Google и Twitter, для протестующих был создан новый сервис   speak2tweet, позволяющий гражданам оставлять голосовые сообщения, которые затем записывались в файлы на Twitter в качестве информационных обновлений.

Лидер ливийской оппозиции Омар Шибли Махмуди 25 февраля 2011 года на телеканале NEWS (США) сообщил, что для вывода людей на улицу был использован сайт знакомств «Мавада», который находился вне зоны внимания полиции. Махмуди удалось объединить на этом сайте свыше 170 000 противников Каддафи.

Использование технологии Twitter в Иране является уникальным в том смысле, что западная пресса действительно попала под влияние своей же пропаганды. Поскольку доступ западных журналистов к информации был ограничен, масса непроверенной корреспонденции, проходящей через сети Twitter, готовилась и рассылалась многотысячными тиражами не столько рядовыми участниками событий, сколько лидерами оппозиции и прозападными политтехнологами, не говоря о дезинформации международных и местных заказчиков передела собственности.

В настоящий момент задействована новейшая информационная технология против Ирана. Госдепартамент США завел на Twitter.com микроблог на фарси, чтобы обращаться к гражданам Ирана. В сообщениях, опубликованных в данному микроблоге, содержатся обвинения в адрес иранского руководства.

При отключении в Иране интернета в США есть спутниковые и иные  средства, которые могут быть использованы для обеспечения точек доступа. Данную функцию способны выполнять военные корабли США (Wired.com, США, 07 февраля 2011 года). 

В основу деятельности протестных движений Египта были положены известные методические пособия по организации ненасильственной революции «От диктатуры к демократии» и «198 методов ненасильственных действий», подготовленных американцем Джеком Шартом («TheNewYorkTimes», 17 февраля 2011 года).

15 февраля 2011 года, выступая в Университете Джорджа Вашингтона, Хиллари Клинтон заявила, что США выделяют дополнительные средства на «поддержку технических экспертов и активистов, старающихся действовать в обход ограничений, устанавливаемых правительствами в отношении доступа к Интернету».

Клинтон также сообщила, что в 2011 году Государственный департамент США откроет микроблоги на сайте Twitter на китайском, русском языках и хинди.  По мнению Клинтон, «это даст нам возможность в режиме реального времени установить двухсторонний диалог с людьми, используя такие каналы связи, которые правительства этих стран не блокируют».

Клинтон заявила, что «мы осуществляем широкий и инновационный подход, при котором наша дипломатия дополняется технологией, защищенными сетями распределения программных продуктов и прямой поддержкой тех, кто находится на передовых линиях.

 Мы постоянно находимся в курсе событий, беседуя с интернет-активистами о том, где они нуждаются в помощи, и наш диверсифицированный подход означает, что мы в состоянии адаптироваться к спектру угроз, с которыми они сталкиваются. Мы поддерживаем несколько инструментов, так что если репрессивные правительства найдут способ справиться с одним из них, другие будут по-прежнему доступны.

 И мы инвестируем в передовые технологии, потому, что знаем, что репрессивные правительства постоянно совершенствуют свои методы угнетения и мы намерены идти впереди них» (America.gov., 15.02.2011).

16 февраля 2011 года на открытии «Стратегического диалога с гражданским обществом» Клинтон сказала: «администрация Обамы более чем вдвое увеличит финансовую поддержку, оказываемую действиям, которые предпринимаются в ответ на угрозы гражданскому обществу, чтобы помочь арестованным борцам за права человека, подвергающимся запугиванию активистам и журналистам, испытывающим на себе давление цензуры».

Клинтон отметила, что США «открыли международный фонд, который будет использоваться для оказания срочной помощи – обеспечения связи, инструментов и юридической поддержки, неправительственным организациям, которые жестко преследуются государством»   (America.gov., 16.02.2011).

Хи́ллари Дайа́н Ро́дэм Кли́нтон (англ. Hillary Diane Rodham Clinton; род. 26 октября 1947, Чикаго) — американский политик, сенатор от штата Нью-Йорк (2001—2009). Первая леди США (1993—2001). Государственный секретарь США (2009—2013). Член Демократической партии. Один из основных кандидатов на пост Президента США на выборах 2016 года.

Специалисты Института военно-гуманитарных технологий прогнозируют, что Президентом США в 2016 году будет именно Хиллари Клинтон. Как ведущий организатор информационной войны и политик, именно она продолжит использование методов информационной войны в проводимой политике США на следующие годы.

Президент США с 2016 года Хиллари Клинтон будет реализовывать  полномасштабную стратегию по борьбе с исламистским экстремизмом по типу той, что была у США в отношении коммунистической идеологии СССР.

Администрация Клинтон не будет стеснять себя в выборе средств достижения цели, делая ставку на комплексные методы воздействия на разные регионы мира с использованием средств ведения информационных войн. Хиллари Клинтон считает, что «Мы сделали хорошую работу при сдерживании Советского Союза, хотя мы сделали много ошибок, мы поддерживали разных негодяев, мы делали некоторые вещи, которыми мы не особо гордимся, от Латинской Америки до Юго-Восточной Азии, но у нас была всеобъемлющая стратегия во всем, что мы пытались делать, и что привело к поражению СССР и коллапсу коммунизма. Это была наша цель, мы её достигли».

Новый Президент США Хиллари Клинтон создаст не мало проблем современной России Ее жесткость проявится в усилении санкций, изоляции России как сырьевой страны, что нанесет непоправимый удар по сырьевой экономике. Доходы национальных корпораций в сфере нефти и газа станут еще более скромнее.

Американский флот снова вернется в Черное море. Русскоязычное пространство интернета уже превратилось в театр военных действий. Теперь борьба идет за общественное мнение русскоязычного сегмента интернета. И Хиллари тут выигрывает. По таким индикаторам как отношение населения России к собственной власти многие специалисты отмечают наличие массовых деструктивных оценок, особенно среди молодежи. 

Если американцы изберут в президенты Хиллари Клинтон, операция по захвату «одним процентом» мирового контроля будет завершена, считает известный публицист Пол Крейг Робертс. «Один процент» уже сегодня загребает миллиарды долларов, используя к своей выгоде финансовую и военную гегемонию США. Кандидат, пытающийся перечить олигархическому «проценту», в Овальный кабинет не попадёт.

 

Пол Крейг Робертс, американский экономист, политический аналитик, республиканец, в администрации президента Рейгана занимал должность помощника министра финансов по экономической политике, в своей статье пишет следующее: «Что ждёт Америку и планету, если американцы выберут в президенты Хиллари Клинтон? А вот что: в мире окончательно закрепится контроль «одного процента». Дело даже не столько в самой Клинтон, сколько в политике «неоконов»».

Важным элементом информационных войн является создание образа врага. Такой враг создан – это призрак терроризма.  Он пришел на смену «призрака коммунизма», и теперь можно по произволу монополиста средств массовой информации и интернета объявлять «террористом» кого угодно и за что угодно, даже если тот ведет активную антитеррористическую операцию. Все равно будет объявлен «международным террористом».

Этот слоган навязан мировому сообществу и стал элементов манипуляции общественным сознанием. Можно тратить значительные средства на реальную борьбу с международным терроризмам, но проиграть в информационной войне и стать самому «международным террористом».  Этот ход разработан при участии политика Хиллари Клинтон.

Непрерывная информационная война позволит поддержать американскую финансовую систему и военное доминирование в мире, что крайне важно для поддержания глобальной экономике, основанной на долларе США.

Хиллари Клинтон обладает важным опытом работы с пожертвованиями от финансовых организаций и корпораций. Она достаточно грамотно продвигала интересы США в различных регионах мира, является одной из высших фигур «правящей олигархии». Ее называют королевой хаоса – специалиста, который может организовать в любом регионе мира управляемый хаос, перманентную нестабильность, снижающую способности государства-жертвы на проведение самостоятельной политики и экономики.

Крупнейшие американские газета «Washington Post» и «New York Times» ведут активную информационную компанию в поддержку Хиллари Клинтом и далее будут выступать ее рупором в информационном противоборстве.

Успехи Хиллари Клинтон как политика и организатора информационных войн: Ливия, Югославия, Сирия, Гондурас, Киев. Наконец, Хиллари Клинтон приделала к образу Президента России ярлык, метку мишени для информационных атак, обозвав его «новым Гитлером» («new Hitler»).

Известный публицист Пепе Эскобар, автор статьи в «Counter Punch», описывает Хиллари Клинтон как «богиню войны»: «Она продвигала интересы военных кругов США от Азии до Латинской Америки. Хиллари поддерживала контрас в Никарагуа, натовские бомбардировки бывшей Югославии, операцию «Шок и трепет» (2003 г.) по вторжению в Ирак, операцию «Несокрушимая свобода» в Афганистане. Она одобряла военный переворот в Гондурасе, она превратила Ливию в «повстанческий» ад, наконец, она выступала за смену режима в Сирии, поддерживая салафитов-джихадистов».

Все эти её деяния привели к полному одобрению её кандидатуры неоконсерваторами и кругами, связанными с Пентагоном. О да, Хиллари есть настоящая королева хаоса и лидер информационного противоборства.

У Хиллари Клинтон есть всё для достижения своей амбициозной цели: широчайшая известность, деньги, купленные СМИ, политический опыт и, главное, одобрение банкирских и военно-промышленных кругов, являющихся закулисой, за которой поворачиваются шестерни американской бюрократической машины.

Трамп используется Хиллари Клинтон как элемент ее информационных манипуляций в информационной войне.  Своими отношениями «Трамп-Хиллари» она заполнила все новостные события, обеспечила заданный контент производства всех информационных новостных материалов во всем мире, в том числе и в России. 

Это обстоятельство подчеркивает информационную зависимость регионов мира от политики Хиллари и неспособность других политиков ей что-либо серьезное противопоставить.

Кто диктует контент в информационном противоборстве – тот и победитель.

Хиллари умеет запускать дезинформацию – это когда кое-что выглядит как намеренное распространение информации и деталей происходящего для того, чтобы направить общество по ложному пути и отвести их внимание от того, что происходило на самом деле. Это один из инструментов информационной войны.

Применительно к стратегии использования ядерного оружия, Клинтон и Гейтс подчеркнули, что, согласно ядерной стратегии, любое государство, которое использует против Соединенных Штатов биологическое оружие, может столкнуться с ядерным ответом. Гейтс добавил, что если Соединенные Штаты узнают, что та или иная страна разрабатывает биологическое оружие, которое может угрожать национальной безопасности “или вызывать серьезную озабоченность”, в таком случае президент оставляет за собой право пересмотреть эту политику.

Гейтс также отметил, что если какая-либо страна нападет на Соединенные Штаты с применением химического или биологического оружия, США, как четко указывается в Обзоре ядерной политики, отреагируют “разрушительным неядерным ударом возмездия, и мы привлечем лидеров и военачальников этой страны к личной ответственности”.

Ядерная стратегия Хиллари Клинтон предусматривает в 2016 году ассигнования в размере 5 млрд. долларов на модернизацию ядерного арсенала США в рамках более широкой цели поддержания в боевой готовности “надежных сил ядерного сдерживания”.

«Соединенные Штаты будут защищать [самих себя], а также защищать наших партнеров и союзников», – публичное заявление Клинтон.

Новый Президент США Хиллари Клинтон будет делать ставку на невоенные методы решения военных задач, использовать дипломатии и экономическое влияние для поддержания национальной безопасности США.

Информационное влияние и экономическое развитие является неотъемлемыми элементом стратегии национальной безопасности Хиллари, и не менее важно для защиты американского народа, чем военная сила.

Инструменты невоенной силы Белого дома останутся прежними:

дипломатия;

диалог;

экономическое развитие и финансы;

методы информационного влияния;

военный потенциал США;

глобальный охват и мониторинг социально-экономических процессов по всех регионах мира;

непревзойденные ресурсы и высокие технологии.

«Эта всеобъемлющая Стратегия национальной безопасности охватывает нашу силу у себя дома, нашу приверженность внутренней безопасности, нашу национальную оборону и внешнюю политику»,  заявила Клинтон 27 мая 2010 года в Институте Брукингса, вашингтонском центре исследований в области политики.

«Можно резюмировать, что эта стратегия направлена на укрепление американского лидерства и его использование для продвижения наших национальных интересов и для решения общих проблем», – сказала она.

Подход Хиллари Клинтон направлен на то, чтобы сделать Америку более сильной, развивая разнообразные внутренние источники ее силы, и придать форму глобальной системе со всеми ее недостатками таким образом, чтобы данная стратегия отвечала главным целям США. Они включают в себя безопасность, процветание, разъяснение и распространение американских ценностей, а также установление международного порядка, который является справедливым и устойчивым.

«Мы делаем это в условиях изменившейся и постоянно меняющейся глобальной обстановки и трудного наследия – двух войн, экономических трудностей, снижения авторитета страны за рубежом, сложных системных изменений, которым подвергаются международные организации и многого другого», – заявление Хиллари Клинтон.

При сохранении американского военного превосходства администрация Хиллари Клинтон будет наращивать дипломатическую и информационную деятельности, продолжать создание многосторонних коалиций.

Наступило время радикальных перемен. Через два десятилетия после окончания холодной войны свободный поток информации, людей и торговли по-прежнему ускоряется беспрецедентными темпами. События, происходящие далеко за пределами США, в настоящее время влияют на защищенность, безопасность и процветание США и требуют от новой администрации Хиллари Клинтон продолжения активной международной политики влияния на другие регионы мира.

Изменение мира по Хиллари Клинтон будет продолжено, линия, которую проводил Обама, будет сохранена и усилена.  Средства информационной войны стали по уровню влияния более эффективны, чем ядерные силы и военная машина.  Мы видим переход от традиционного военного противостояния к непрерывному противостоянию, в котором конфронтации и влияние обеспечиваются не военными методами, но с опорой на ранее созданную военную мощь и доминирование.

Это обстоятельство обуславливает научный интерес к исследованию роли и эффектов средств информационного противоборства в современных международных отношениях и международном праве.

Международное гуманитарное право (право войны, право вооружённых конфликтов) — это совокупность международно-правовых норм и принципов, регулирующих защиту жертв войны, а также ограничивающих методы и средства ведения войны.

Международное право вооружённых конфликтов кодифицировано в Гаагских Конвенциях, Женевских Конвенциях о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительных Протоколах к ним 1977 г., резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН и других документах.

Отдельные ограничения, установленные международным гуманитарным правом, распространяются и на вооружённые конфликты немеждународного (внутреннего) характера.

Информационные войны еще не стали объектом юридического исследования, вместе с тем их роль для общества очевидна и они нуждаются в дополнительном исследовании и разработки рекомендаций по совершенствованию международного гуманитарного права с целью введения новой нормы, призывающей к ответственности участников информационного противоборства, не соблюдающих гуманные обычаи войны.

Термин «обычаи войны» возник в британской юриспруденции и встречается в трудах британских историков касающихся исключительно истории Великобритании. Основу данному термину положил свод законов, касавшийся правил ведения войны «Statutes, Ordinances, and Customs», утверждённый королём Англии Ричардом Вторым в 1385 году. Другим источником упоминающим термин «обычаи войны» стал текст Гаагской конвенции 1907 года. Упоминание в тексте конвенции даётся два раза в главе о том кого следует признавать воюющими сторонами. При этом в тексте Гаагской конвенции не указывается, что подразумевается под этим термином.

Состояние войны влечет за собой определённые юридические последствия в соответствии с международными договорами. Состояние войны выражается не только в открытой вооружённой борьбе государств, но и в разрыве мирных отношений между ними (дипломатических, торговых и др.).

 

В соответствии с III Гаагской конвенцией 1907 г., состоянию войны обязательно должно предшествовать предупреждение в форме обоснованного объявления войны или ультиматума с условным объявлением войны. О состоянии войны должны быть немедленно уведомлены нейтральные державы.

С принятием Устава ООН в 1945 году угроза силой или её применение были запрещены за исключением случаев:

индивидуальной или коллективной самообороны.

применения по решению Совета Безопасности ООН.

нормы международного права должны применяться и при военных действиях, фактически начатых без объявления войны.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 от 14 декабря 1974 г. определяет следующие действия как акты агрессии:

вторжение вооружённых сил на территорию другого государства, её аннексия или оккупация (даже временная);

бомбардировка или применение другого оружия против территории другого государства;

блокада портов или берегов другого государства;

нападение на вооружённые силы другого государства;

применение вооружённых сил, находящихся на территории другого государства по соглашению с последним, в нарушение условий соглашения, а равно пребывание их на территории другого государства по истечении срока соглашения;

предоставление государством своей территории для осуществления агрессии третьим государством в отношении другого государства;

засылка вооружённых банд, групп, наёмников и т. п. от имени государства, которые осуществляют акты вооружённой борьбы против другого государства, по серьёзности сопоставимые с предыдущими пунктами.

При наступлении состояния войны государство отвечает за то, чтобы граждане неприятельского государства, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, в кратчайшие сроки покинули его территорию. К гражданам неприятельского государства, не обладающим иммунитетом, могут быть приняты меры ограничения свободы передвижения, вплоть до интернирования.

Учитывая то обстоятельство, что первой мишенью сетецентрической войны является дискредитация руководства государства неприятеля, то можно заняться юридическим обоснованием международной гуманитарной нормы на запрет дискредитации руководства страны неприятеля в средствах массовой информации. Запрет на дискредитацию руководства послужит новой нормой международного гуманитарного права и будет способствовать снижению эффективности информационных войн монополистами средств массовой информации и информационно-коммуникационных сетей.

Данный вопрос является перспективным для научных исследований и поиска обоснований с целью внесения поправки в международное гуманитарное право, направленной на создание нового правового запрета и гуманизации сферы конфликтов людей в различных регионах мира.

 

 

 

Литературные источники

 

 

1. Юнацкевич П.И., Ивашев Л.Г., Чигирев В.А. Доктрина информационной войны / Серия книг: теория и методика управления. – СПб.: Научный консорциум высоких гуманитарных и социальных технологий,  2012.

2. Право войны // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

3. «ManualofMilitaryLaw». London. War office. 1907. стр.2. Пособие для территориальных войск Великобритании

4. «The laws of war on land». London. 1908. Учебник международного права. Оксфордский университет

5. III Гаагская конвенция 1907 г.

6. Устав ООН

7. Определение агрессии. Утверждено резолюцией 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года.

8. Макаренко С. И. «Проблемы и перспективы применения кибернетического оружия в современной сетецентрической войне» (рус.) // Спецтехника и связь: журнал. — 2011. — Январь (№ 3).

9. http://iipdigital.usembassy.gov

10. https://www.whitehouse.gov