«Социальный паразит – внутренний враг» как  механизм внутренней мобилизации военно-промышленного комплекса и армии России»

 

 

Итоговый доклад по результатам работы Института военно-гуманитарных технологий Международной академии социальных технологий за 2015 год.

 

Руководитель Института военно-гуманитарных технологий

Сергеев В.Н., вице-адмирал, академик МАСТ

 

 

Бюджетопотрошители ринулись в военную сферу. Говоря о внешнем враге России и важности усиления военного потенциала и возможностей российской армии, социальные паразиты создают себе очередное кормление, завершаемое созданием «картонных танков, самолетов и ракет» прошлого века.

Социальный паразитизм– способ существования социального субъекта (физического или юридического лица, группы лиц, организации, государства и т. д.), пораженного идеологией личной наживы любой ценой, следствие культа «золотого тельца», стяжательства и двойных моральных стандартов. Социальный паразит стремиться жить за счет других людей, не участвуя в созидательном труде, имитируя оборону страны, разворовывая ее тыл.

Купировать социального паразита в ВПК страны и ее армии – важнейшая задача обороны России и ее национальной безопасности.

Интерес к проблематике «внутреннего врага» вызван задачей укрепления реальной военной мощи страны.

Исследования специалистов Института военно-гуманитарных технологий в 2015 году показали, что процессы медленного и длительного институционального разложения военной системы страны сдерживаются и отчасти подавляются наличием нравственного сознания у ряда представителей ВПК и военного сообщества страны.

Нравственное мировоззрение сдерживает массовое вовлечение в процесс потрошения военного бюджета. В этой связи формируется тайное преступное сообщество лиц нетрадиционной нравственной ориентации в ВПК, которые ради собственного кормления идут на активную имитацию развития ВПК, оставляя национальную армию в технологическом отставании.

Нравственность– особый настрой мышления и поведения социального субъекта, позволяющий не наносить вред (создавать угрозы) себе, окружающим, среде обитания,  гармония духовных и материальных устремлений и действий, баланс прав и обязанностей социальных субъектов (всеобщая нравственность обеспечивает безопасное питание, размножение и только духовное доминирование социального субъекта).

Новые виды войн – гибридная, социоцентрическая, информационная, кибер-война, экономическая война, международный терроризм и экстремизм требуют качественной модернизации военно-профессиональной подготовки и создания новых средств, способных рассеивать угрозы нового типа, исходящего от неопределенного, размытого внешнего врага.

Внешний враг прячется за фантомами, облаками неопределенной позиции некоторых мировых политических лидеров, выступающих проводниками идеи «все нам, и ничего вам».

Оборона страны– состояние военной защищенности социальных субъектов от вреда и угроз.

Сам по себе социальный паразитизм, природа которого описывается одним термином – безнравственность, жизнь за счет вреда собственному населению страны и ее обороне, не может обеспечить сохранение (воспроизводство) паразитического образа жизни в предвоенное и военное время. Если не власть, то само население, интуитивно чувствуя вред от социальных паразитов, имеет два сценария поведения: мобилизационный (возникающий при очевидности борьбы с внутренним врагом – социальным паразитом), и демобилизационный – социальная подавленность, политическая депрессия и безразличие к судьбе государства, пораженного социальными паразитами. За такое государство граждане ни умирать, ни воевать не намерены.  Их можно под страхом смерти собрать в армию, но это будет продолжаться до первой возможности массового дезертирства и предательства.

Легитимация и внутреннее оправдание государственной власти и необходимости военной защиты государства заключается в  специфическом сочетании культуры страха и надежды, соединении официального культа героизма и самоотверженности с этикой борьбы с внутренним врагом (в тылу бюджетпотрошителей нет, все крысы пойманы и направлены в средние предприниматели, кого «ели – теми и стали»).

Чтобы добиться исключения в армии и тылу пассивности граждан, их равнодушного ожидания развала государства, нужны повседневные комплексы личной идентичности со страной, гордости за страну.

Для достижения этих чувств мало одной пропаганды исключительности национального лидера и его мудрости. Нужна очевидная на местах ротация социальных паразитов, для всех важно явное выпадение из власти тех, кого все на интуитивном уровне считают паразитами.

Крах социально-экономической организации государственной  системы начинается и имитации внутренней мобилизации. Присутствие во власти социальных паразитов формирует у населения чувство социального отчаяния (ничего не поделать).

Нравственные ценности и представления русского человека (говорящего и мыслящего на русском языке) обладают чрезвычайной устойчивостью. Меняется слой «внешних», оперативных механизмов взаимодействия и средств ориентации, характеризующихся значительным потенциалом адаптации к непосредственным переменам. Люди сами готовы быть паразитами при первой возможности, но не все этими паразитами становятся по факту. Фундаментальные структуры базовой социальной личности и соответственно формы социальной организации остаются, насколько можно судить, по существу нравственными. Русский человек, так же как и другой россиянин, использующий русский язык, не хочет причинять вред себе, соседям, среде обитания ни мыслью, ни словом, ни делом. Он хочет созидать для себя, окружающих, среды обитания мыслью, словом и делом. Но тут ему начинают мешать социальные паразиты, которые живут за счет вреда окружающим и среде обитания (государству в том числе). Двойное и тройное гражданство, взятки для социального паразита создают коридоры свободного ухода от любой ответственности перед российским обществом.

Поэтому нам важно изучать, описывать и понимать те социальные и культурные механизмы, которые обеспечивают ретрансляцию нравственных представлений человека в его поведенческие структуры, особенно в сфере ВПК и обороны.

Здесь приходится обратить внимание прежде всего на чрезвычайно интересный феномен. В человеке одновременно присутствуют как нравственные, так и безнравственные качества. Только влияние среды может эти качества или заглушить, или активизировать, сделать ведущими в поведении человека. Присутствие в фокусе внимания человека социальных паразитов делает его более безнравственным во времени. Поэтому крайне важно создавать среду, в которой началась ротация социальных паразитов, они стали выпадать из кормушки. Тогда будет возникать доминирование нравственных проявлений человека в его поведении, в том числе и военном деле (защита Отечества, Родины).

Пластичность социальной природы человека делает руководителей страны заложниками трудного выбора (начать ротации среди своих, наиболее «зажравшихся» бюджетопотрошителей, паразитов). Не делая этого очевидного шага, руководство страны по умолчанию раздает всем право на безнравственность, социальный паразитизм, который всяческую пропаганду и воинскую мобилизацию сведет к имитации и предательству.

Не зря, в современной военной теории противник стремиться дискредитировать перед населением захватываемой страны ее собственное руководство (вами руководит шайка воров, коррупционеров, паразитов – а мы вас от них освободим). Такой маневр очень опасен для государства, которое долго не смывало с себя собственных паразитов в ходе социально-гигиенических компаний «Внутренний враг – очистимся».

Социальный мир организован по модулю «свои – чужие». «Свои» вреда не наносят, не вредят. Чужие – это вредители, паразиты. Чтобы этот модуль работал на внутреннюю мобилизацию, нужна социальная гигиена – процедура публичной ротации социальных паразитов, «смыв их на социальное дно, в предприниматели», которых те же паразиты всегда рассматривали как кормовую базу.

Всякий информационный поток на сознание общества  устанавливает функциональные связи между пониманием социального целого («мы»), репрезентативной для этого целого нравственной властью и духовным миром человека, входящего в это «мы». То есть она акцентирует социальные нормы поведения и его нравственные ценности, которыми управляемо данное целое, прямо или опосредованно указывает на символические характеристики представлений о его прошлом и будущем, ресурсы, партнеров и другие элементы картины социальной реальности в сознании гражданина.

Не только структура образов внутреннего врага, но даже само по себе выдвижение на первый план риторики внутреннего врага (никогда, никому, ничего) уже может служить симптомом важнейших социальных процессов — массовой консолидации определенного, мобилизационного типа, рывка гражданской активности, военной готовности и способности применять оружие во вне, стабилизации военно-патриотических  традиций, символов, воинских ритуалов.

Исследование Института военно-гуманитарных технологий в 2015 году показали, что существует взаимосвязь между высокими самооценками призывников и резервистов, вновь утверждающейся в своем великом прошлом и необыкновенных национальных достоинствах, и уровнем паразитизма в стране некоторые представителей правящей элиты.

Масштабный и продолжительный социально-экономический кризис, свидетельствующий о внутреннем сопротивлении общества различным усилиям трансформировать государственную экономику в рыночную, повлек за собой не только дискредитацию самих политиков-реформаторов, но и вялую ностальгию, оживление фобий и страхов советского времени, в том числе — разнообразных представлений об угрозах безопасности страны, заговорах против нее. Как ни слабы сами по себе были эти движения массового сознания, их оказалось достаточно для разложения морального духа армии и ее кадрового резерва на примере некоторых воющих сегодня стран против России.

Политическая жизнь России не может строиться по принципу противопоставления «Путин – Обама», «Путин – Меркель» и т.п.. Конфронтация России с США и Евросоюзом губительна. В Этой связи более практично использовать новую категорию противопоставления «Путин – внешние социальные паразиты», «Путин – внутренние социальные паразиты».

Преимущества этой категории – сохранение размытого содержания внешнего и внутреннего врага, которого можно по произволу менять и вести характерную для нового типа войн тактику борьбы с актуальным социальным паразитом, причиняющим здесь и сейчас очевидный для всех россиян вред.

Укрепляя российскую государственность, ни один из новых институциональных проектов — парламентаризм, многопартийность, независимый суд, контроль над силовыми структурами — не был реализован, хотя и не был полностью завален.

Возникла новая сила, управляющая российским обществом, для которой вхождение в конфронтации с внешним миром (международными социальными паразитами) потребовал нового внутреннего проекта – борьба с внутренним врагом – социальным паразитом внутри страны, особенно в ее тылу (ВПК, Министерство обороны, Министерство внутренних дел, МЧС, партии, суды, традиционные религиозные конфессии и т.д.).

Восстановление на публичной сцене фигуры «внешнего врага» так и не произошло. Официальной борьбы с США, Евросоюзом, НАТО никто не ведет, так как это усугубит экономическое и социальное положение страны, платежеспособное население которой размылось по всему миру, стало заложником русофобии и провокаций в случае публичной конфронтации.

Созидательный лозунг «Россия – это нравственное государство» обладает как внешними, так и внутренними преимуществами: наше государство не вредит себе и окружающим, оно созидает для себя и окружающих.

Но для практического использования данного лозунга одной декларации мало. Нужна компания по борьбе с внутренним врагом – социальным паразитом. Причем это гуманная борьба – всего лишь отлучение от паразитизма, запрет на потрошение бюджета и профанацию армии.

Никакая пропаганда не может быть действенной, если не опирается на определенные ожидания и запросы массового сознания, ожидающего ротаций во власти, изгнания оттуда социальных паразитом.

Пропаганда, не адекватна уже имеющимся представлениям, легендам, стереотипам понимания происходящего, интересам к опусканию на социальное дно тех, кто всех туда опустил, - не будет обеспечивать мобилизацию кадрового резерва армии, не даст твердости и решительности в вооруженной защите страны ее гражданам.

Поэтому рост значимости представлений о враге всегда является производным от обоюдных усилий — заинтересованных и относительно рационализированных интерпретаций господствующих элит, с одной стороны, и аморфных, разнородных массовых взглядов, объяснений, верований, суеверий, символов, традиционных элементов идентификации, с другой. Граждане объединены общим пониманием источника собственных бед – социальных паразитов как внутри страны, так и со стороны международных паразитов.

Актуализация образа врага фактически произошла. Ее надо сделать публичной, чтобы внешняя информация отвечала на запрос граждан – «почему эти люди еще паразитируют, продолжают нас грабить и стремительно опускать на социальное дно».

Для населения страны очевиден внутренний противник, оппонент,  социально опасные лица, их действия предсказуемы и понимаемы всеми – как паразитируют, так и паразитирует, а соответствующие органы, получая очередное дежурное указание на качественную работу, продолжают не замечать внутреннего врага – социального паразита.

При появлении ясного для всех внутреннего врага более активно  работают обычные системы позитивных вознаграждений и стимулов взаимодействия — признание общих ценностей, индивидуальных удач и групповых достижений, подчеркивание общих благ и символов. В такой ситуации уменьшается социальная тревога, развеиваются общие страхи бедности и нищеты, унижения. Начинают оживать архаические интегративные механизмы, заставляющие людей сильнее, чем обычно, чувствовать свою близость, солидарность перед лицом социальных паразитов внутри страны и во вне.

Армия и полиция не являются сегодня для российского общества  представительскими институтами, символически обозначающими основные нравственные ценности всего целого. Там укоренились и не очень замаскировались социальные паразиты. Пропали носители военных и боевых традиций русской армии, не стало видно и военных ученых, многие военно-научные школы распались, носители знаний оказались на социальном дне и умирают от нищеты, деградируют и впадают в маразм, становятся адептами провокационных движений, вовлекаются в экстремизм или уходят в религиозные организации.

Можно говорить о том, что оппозиция – это внутренний враг, но там могут оказаться и честные люди, патриоты, для которых индикатор обновления страны (ротации) не виден. Административное давление на колонну внутренней оппозиции равносильно тушению пожара бензином – чем больше давление, тем больше оппозиция.

Для рассеивания внутренней агрессии населения важно купировать реального внутреннего врага, для которого несистемная оппозиция – это «дурилка», «игрушка для дураков». 

Публичные институты (экономические, политические, религиозные, силовые, научные, искусство, спорт или общедоступность благосостояния), интегрируют в себя население посредством системы символических коммуникаций и обменов. Финансирование и доступность этих институтов обеспечивает перенаправление агрессии населения в творчество и службу. Вместе с тем и эти институты поражены социальными паразитами, и там назрела очевидная для граждан проблем ротаций социальных паразитов.

И именно в этих институтах надо начинать борьбу с внутренним врагом – социальным паразитом. Армия – последняя в этом списке, так как она является частью обществ и более всеми его социальными болезнями. Оздоровление общества за счет ротаций и изгнания социальных паразитов или мягкого ограничения социального паразитизма приведет для армии и ВПК к очевидному прогрессу – в армии и ВПК будут люди, для которых нравственность займет первостепенное место.

Эффективность риторики внутреннего врага означает, собственно, не «изобретение» факторов угрозы, а лишь актуализацию находящихся в массовом сознании очевидных врагов – социальных паразитов.

Должно происходить не навязывание «массе» идеологических конструкций «врага», а его отражение, которое могут достаточно хорошо обеспечить шкалы вреда, разработанные в Институте нравственности (см. сайт Института нравственности, раздел «Шкала вреда»).

 

 

К современной теории внутреннего врага

 

 

Прежде всего необходимо уточнить, что понимается под внутренним врагом. В нашем случае мы опираемся на концепцию внутреннего врага, разработанную нашими военными учеными (Чигирев В.А., Юнацкевич П.И., Санкт-Петербург, 2015).

Публичная версия теории внутреннего врага представлена в документе, который получил название «Декларация открытого гражданского общества».

В частности, там приводится описание и дается рецепт, как этого внутреннего врага идентифицировать и сделать нравственным, пробудить в нем совесть или обеспечить феномен самонаказания.

 

 

Декларация открытого гражданского общества

 

 

Разработана Институтом нравственности

 в Санкт-Петербурге в 2014 году,

 принята в 2015 году Международной академией

социальных технологий

 

 

Декларация открытого гражданского общества является источником международного права,  обеспечивающим защиту нравственности в регионах мира.

Декларация определяет процедуры гражданского общества, обеспечивающие поддержку и ответственность в отношении нравственных или безнравственных деяний социальных субъектов. 

Декларацию могут принимать как руководство к действию граждане различных стран международного сообщества.

Декларация направлена на правовое обеспечение и развитие открытого гражданского общества. Она закрепляет нравственность как обязательную категорию, без которой невозможно обеспечить гражданское согласие, социальную справедливость и стабильность социально-экономического развития международного сообщества. 

Декларация определяет специфику этической оценки поведения социальных субъектов и описывает гражданские процедуры ее применения в различных сферах деятельности граждан и организаций.

Нравственность, как идея не причинения вреда принимается большинством граждан и может использоваться в идеологическом обеспечении развития институтов гражданского общества и демократических и народных государств, выступать основой всей жизнедеятельности граждан.

Основное отличие Декларации открытого гражданского общества от остальных деклараций – это направленность данного акта на преодоление последствий нравственного кризиса, в ходе которого произошла девальвация традиционных ценностей, сформировался культ денег и обогащения любой ценой. Нравственный кризис привел к кризисам во всех сферах жизнедеятельности человека. Возникли новые угрозы общественной безопасности, усилились традиционные вызовы, такие как коррупция, организованная преступность, терроризм, экстремизм, бедность и нищета.  Стала очевидна необходимость защиты нравственности и создание правового механизма её обязательного учета во всех сферах жизнедеятельности граждан.

Декларация открытого гражданского общества определяет гражданский  механизм учета нравственности в регулировании общественных отношений и социальных процессов.

В Декларации описывается процесс этической ответственности за безнравственность, не этичное поведение и бессовестность.

Специфика Декларации заключается в том, что она предлагает конкретную технологию влияния граждан и их объединений на все  процессы жизнедеятельности.

 

 

Статья 1. Международное право по защите нравственности

 

1. Международное право по защите нравственности состоит из настоящей Декларации, которой вправе свободно придерживаться граждане и объединения граждан их любого региона мира.

2. Настоящая Декларация не противоречит конституциям всех государств мирового сообщества, основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права.

 

 

Статья 2. Задачи Декларации открытого гражданского общества

 

1. Задачами настоящей Декларации являются:

пропаганда нравственности как основы жизнедеятельности;

организация нравственного воспитания и просвещения;

поддержка и ограничение  прав и свобод человека и гражданина для  защиты нравственности;

 исключение двойных стандартов поведения, противодействие коррупции, криминалу, терроризму, экстремизму;

развитие гражданского общества во всех регионах мира.

2. Для осуществления этих задач настоящая Декларация устанавливает основание и принципы нравственного воспитания и просвещения граждан,  определяет гражданскую процедуру этической оценки и иные меры поддержки и защиты нравственности в любом регионе мира.

 

 

Статья 3. Нравственный принцип и нравственность.

 

1.        Нравственный принцип – не вредить себе, окружающим, среде обитания. Реализуется в нравственном правиле: не вреди себе, соседям, среде ни мыслью, ни словом, ни делом; созидай для себя, соседей, среды мыслью, словом и делом.

2.       Нравственность – это общее выражение тех свойств человеческой природы, которые выполняют функцию регулятора отношений между членами общества, независимо от социального, национального, конфессионального и других факторов. Это особый настрой мышления и поведения, позволяющий не причинять вред себе, окружающим, среде обитания.

3.       Вред – ощущаемое или подлинно переживаемое человеком нарушение его жизнедеятельности. Угроза – потенциальный вред жизнедеятельности человека.

4.       Способность к распознанию вреда и угроз граждан формируется в процессе социализации и закрепляется в ходе изучения светской этики.

5.       Нравственность, являясь наднациональной, надгосударственной, надконфессиональной, надпартийной  категорией, может использоваться любым человеком для определения собственной системы ценностей.  Нравственные ценности доходят до любого человека добровольно в силу их привлекательности и универсальности, поддерживаются участием всех граждан в нравственном воспитании и просвещении.

 

 

Статья 4. Обеспечение нравственности

 

 

1.       Нравственность обеспечивается нравственным воспитанием, просвещением, пропагандой, институтами гражданского общества.

2.       Для воспитания нравственности в образовательных учреждениях и иных организациях может проводиться  урок светской этики, в ходе которого обучаемые и сотрудники осваивают положения настоящей Декларации.

3.       В ходе урока светской этики  граждане, руководствуясь нравственным правилом, овладевают умением давать публичные нравственные оценки событиям и действиям, которые совершаются другими субъектами. Умение распознавать безнравственные поступки в собственном поведении, и поведении других граждан и организаций – обязательный учебный результат проведения урока светской этики.

4.       Подготовка и реализация урока светской этики координируется институтами гражданского общества, заинтересованными гражданами и организациями. 

5.       Нравственное просвещение и пропаганда нравственности организуются в средствах массовой информации и с помощью информационно-коммуникационных ресурсов. Они направлены на наглядное представление преимуществ нравственного поведения и обеспечивают предоставление гражданскому обществу примеров наступления правовой ответственности за безнравственность, не этичное поведение и бессовестность.

 

 

Статья 5. Светская этика и гражданское общество

 

1.       Поведение человека, руководствующегося нравственным правилом, является нравственным.

2.       Этичным является только нравственное поведение, обеспечивающее возникновение доверия.

3.       Доверие – общественные отношения, возникающие между гражданами и организациями граждан при отсутствии взаимного вреда и угроз. Без доверия невозможно существование гражданского общества.

4.            Открытое гражданское общество – совокупность свободных граждан и их объединений, осуществляющих свою жизнедеятельность независимо от вмешательства и регламентации со стороны власти на основе взаимного доверия.

5.            Единая цель гражданина и гражданского общества – взаимное развитие и созидание.

6.  Развитие гражданского общества обеспечивается открытостью социальных процессов, процедур государственного управления и местного самоуправления, свободным обсуждением и этической оценкой поведения социальных субъектов, правом граждан и их объединений формировать институты гражданского общества, направленные на реализацию положений настоящей Декларации.

 

Статья 6. Этическая оценка

 

1.       Этическая оценка – это оценка гражданами нравственности  действий (бездействий) других граждан и организаций граждан с позиций причинения или не причинения вреда и угроз в целях блокирования безнравственного поведения.

2.  Процесс этической оценки носит открытый характер, регулируется гражданским обществом, является одной из форм общественного контроля.

3.  Основанием этической оценки является совершение гражданином или организацией деяния, оцениваемого другими лицами как вредное или угрожающее им.

4.  Негативная этическая оценка является этическим обременением социального субъекта.

 

 

Статья 7. Гражданское согласие и шкала этической оценки

 

1.       Гражданское согласие (позитивное или негативное) – это мнение граждан, выраженное в оценочной форме по поводу социальных действий  социальных субъектов.

2.       Социальное действие – результат активности социального субъекта:  намерения, заявления, решения,  поступки, затрагивающие интересы, способные нанести вред, создать угрозу для более чем для одного гражданина.

3.       Социальный субъект – это отдельный человек, группы людей и их объединения, организации, предприятия, администрация, правительство, гражданское общество в целом.

4.       Социальный процесс – это способ существования социального субъекта, его жизнедеятельность, осуществляемая во взаимодействии с другими социальными субъектами.

5.       Негативное гражданское согласие – это консолидированное осуждающее мнение множества социальных субъектов  по поводу социальных действий или бездействий других социальных субъектов. Является инструментом гражданского общества по коррекции социальных процессов.

6.       Шкала этической оценки (бинарная, многобалльная) – это способ оцифровки и наглядного представления оценки уровня нравственности социального субъекта. Шкалы этической оценки могут использоваться гражданами для организации этического оценивания социальных субъектов.

 

 

Статья 8. Совесть и социальная справедливость

 

1.       Совесть – этический регулятор поведения человека и гражданина, его внутренний настрой, формируемый в процессе нравственного воспитания с помощью других граждан и организаций граждан, постоянно корректирующих поведение и самооценку человека.

2.  Совесть возникает при этической оценке, общественном обсуждении и осуждении поведения социального субъекта.

3.       Социальная справедливость устанавливается и поддерживается социальными субъектами, действующими по совести.

 

 

Статья 9. Правовая ответственность за безнравственность

 

1.       Наказание и иные меры правового характера, применяемые к социальным субъектам, совершившим безнравственные, не этичные поступки, действующим не по совести, допустимо лишь в той мере, в которой они определены действующим законодательством.

2.       Совершение социальным субъектом социального действия, этически оцениваемого другими субъектами как безнравственное, приводит к формированию негативного гражданского согласия.

3.       Негативное гражданское согласие в отношение социального субъекта приводит к утрате доверия к нему со стороны других социальных субъектов.

4.       Утрата доверия приводит к разрушению репутации социального субъекта.

5.       Отсутствие доверия и репутации естественным образом препятствует осуществлению жизнедеятельности социального субъекта. Таким образом осуществляется самонаказание за безнравственность, не этичное поведение и бессовестность.

 

 

Статья 10. Общественная безопасность

 

1.       Общественная безопасность – состояние защищенности социальных субъектов от угроз и вреда.

2.       Общественная безопасность обеспечивается путем поддержания  нравственности социальных субъектов и гражданского согласия.

3.       Коррупция, социальное расслоение, бедность и нищета разрушают нравственность, создают основания для экстремизма, терроризма и других безнравственных деяний, нарушающих общественную безопасность.

4.       Противодействие коррупции – действия социальных субъектов по предотвращению безнравственных действий других социальных субъектов с помощью консолидации и наглядного представления негативного гражданского согласия в этической оценке коррупционных действий, коррупционных проявлений.

5.       Ликвидация социального расслоения, бедности и нищеты обеспечивается нравственной экономической политикой, неприкосновенностью частной и личной собственности граждан.

6.            Безнравственная социально-экономическая политика власти ведет к утрате общественного доверия, разрушает гражданское согласие.

7.       Ротация кадров, в том числе дискредитирующих власть фактом своего присутствия на публичных должностях, восстанавливает доверие к власти, способствует минимизации безнравственных процессов.

 

 

Статья 11. Социальный паразитизм

 

 

1.       Социальный паразитизм – способ существования социального субъекта, руководствующегося идеей личной наживы любой ценой.  Следствие культа денег, двойных стандартов, расхождения слова и дела. Социальный паразит живет за счет других социальных субъектов, не участвуя или имитируя участие в их созидательной деятельности.

2.       Социально-паразитическая структура – организация, все усилия которой направлены на получение средств для поддержания собственного существования. Характерным свойством такой структуры  является имитация ее основной деятельности по решению социальных задач, актуальных для граждан. 

3.       Социальный паразитизм  является причиной возникновения коррупции, социального расслоения, экстремизма и терроризма.

4.       Пути профилактики социального паразитизма – общественный контроль и этическая оценка социальных субъектов.

 

 

Статья 12. Этика и ротации управленческих кадров

 

 

1.       Управленческие кадры обязаны строго соблюдать нравственные нормы.

2.       Граждане могут непрерывно оценивать социальные действия управленческих кадров. Этот процесс может дополняться публичным дискурсом социальных субъектов и наглядном представлением результатов дискурсивных практик.

3.       Не соблюдение нравственных норм, выявляемое в ходе этической оценки  действий управленческих кадров со стороны граждан, должно приводить к их ротации.

4.       Ротации управленческих кадров, уличенных в безнравственном поведении, обеспечивают солидарность гражданского общества с органами государственной и муниципальной власти города,  противодействие коррупции, криминалу, экстремизму и терроризму.

 

 

Статья 13.  Этическая оценка как гражданская процедура

 

1.       Этическая оценка – гражданская процедура, осуществляемая гражданами, ощутившими вред от деятельности других граждан и организаций. Публичная этическая оценка является общедоступным способом регулирования социальных отношений, реализует   право граждан на свободу слова и нравственный выбор.

2.       Социальный субъект может вынести информацию о безнравственных деяниях других социальных субъектов в публичную сферу для открытого обсуждения. За достоверность этой информации социальный субъект отвечает в соответствии с действующим законодательством.

3.       Вынесенная в публичную сферу информация о безнравственном поведении социальных субъектов, подлежит этической оценке. В процессе этического оценивания могут принять участие все заинтересованные социальные субъекты.

4.       За этическое оценивание вынесенной в публичную сферу информации, субъекты, осуществившие этическую оценку, и (или) ее организовавшие, не могут быть привлечены к ответственности в соответствии с международным правом.

5. В ходе этической оценки гражданин на письменных или электронных носителях информации в произвольной форме выражает свою оценку вреда, который он получил от оцениваемого физического или юридического лица, или свое мнение по поводу вреда от того или иного социального действия любого социального субъекта.

6. Физические и юридические лица регулируют свою деятельность с учетом этических оценок граждан. Учет положительной или негативной этической оценки осуществляется самостоятельно в форме принятия надлежащих мер к восстановлению и поддержанию общественного доверия и репутации.

 

Статья 14. Дискурсивная практика как гражданская процедура. 

 

1.       Дискурсивная практика как гражданская процедура – это свободное  участие заинтересованных социальных субъектов в этической оценке и обсуждении социально-значимых  действий других социальных субъектов.

2.            Дискурсивная практика может осуществляться гражданами в форме гражданских форумов, государственных, научных, экспертных и общественных советов, открытого общения, отражаться в средствах массовой информации и иных  информационно-коммуникационных ресурсах.

3.            Личная этическая оценка любого социального субъекта может быть изменена только им лично неограниченное количество раз в ходе дискурсивной практики.

4.       Дискурсы носят непрерывный характер и обеспечивают воспитание нравственности социальных субъектов, социальную справедливость и гражданский мир, формируют частные нормы, регулирующие поведение социальных субъектов.

5.       Дискурсивные практики динамичны, субъективны и не могут быть основанием для привлечения к ответственности участвующих в них социальных субъектов в соответствии с действующим законодательством.

 

Статья 15. Индекс нравственности

 

1.       Индекс нравственности – численный показатель вреда от социальных действий или бездействий субъекта. Формируется в процессе этического оценивания.

2.       Каждый социальный субъект может иметь индивидуальный индекс нравственности.

3.       Индекс нравственности является динамической характеристикой социального субъекта, изменяемой в ходе дискурсивных практик.

4.       Информация о значениях индекса нравственности социальных субъектов является открытой и доступной.

 

 

Статья 16. Идеология-технология нравственности

 

1.       Идеология-технология нравственности является социальной технологией и включает в себя свободно принимаемую и разделяемую большинством социальных субъектов идею нравственности как идею не причинения вреда; и связанную с ней процедуру измерения нравственности социальных субъектов.

2.       Измерение нравственности социальных субъектов осуществляется в процессе этического оценивания их социальных действий. В результате каждый социальный субъект получает индивидуальный индекс нравственности, постоянно корректируемый в процессе дискурсивных практик.

3.       Индивидуальные индексы нравственности социальных субъектов используются другими социальными субъектами в обеспечении открытости гражданского общества, государственного строительства, государственного управления, местного самоуправления и других видах жизнедеятельности. 

Статья 17. Этическое регулирование деловых отношений

 

1.       Этическое регулирование деловых отношений осуществляется посредством использования участниками деклараций социальной ответственности.

2.  Декларация социальной ответственности – документ, содержащий в произвольной форме открытые заверения участников сделки в соблюдении нравственных норм по отношению друг к другу. Декларация принимается по требованию одной из сторон.

3.  Не соблюдение нравственного принципа одной из сторон  является основанием для организации общественного обсуждения и этической оценки участника сделки, вред от которого ощутил другой участник сделки.

4.  Деловая репутация участников сделки зависит от соблюдения нравственного принципа.

5.  Для некоммерческих договоров, контрактов между гражданами и организациями может использоваться разновидность декларации - пакт о честности, предусматривающий нравственное отношение исполнителей документа друг к другу при любом стечении обстоятельств.

6.       Декларация социальной ответственности и пакт о честности могут быть заключены в письменной и устной форме.

 

 

Из Декларации открытого гражданского общества видно, что социальный паразитизм – это способ существования социального субъекта, руководствующегося идеей личной наживы любой ценой.  Следствие культа денег, двойных стандартов, расхождения слова и дела. Социальный паразит живет за счет других социальных субъектов, не участвуя или имитируя участие в их созидательной деятельности.

Социально-паразитическая структура – организация, все усилия которой направлены на получение средств для поддержания собственного существования. Характерным свойством такой структуры  является имитация ее основной деятельности по решению социальных задач, актуальных для граждан. 

Социальный паразитизм  является причиной возникновения коррупции, социального расслоения, экстремизма и терроризма.

Пути профилактики социального паразитизма обеспечиваются несколькими гражданскими процедурами – дискурсивными практиками, общественным контролем и этической оценкой социальных субъектов.

Очевидным результатом профилактики социального паразитизма является этика и ротации управленческих кадров.

Граждане должны видеть в своей жизнедеятельности, что не соблюдение нравственных норм, выявляемое в ходе этической оценки  действий управленческих кадров со стороны граждан, должно приводить к их ротации. Таким образом, ротации управленческих кадров, уличенных в безнравственном поведении, обеспечивают солидарность гражданского общества с органами государственной и муниципальной власти города,  противодействие коррупции, криминалу, экстремизму и терроризму.

В итоге выигрывает ВПК страны и армия.