15 ноября 2014 года в городе Сочи стоялось выездное заседание военного клуба СНГ на тему «Частная военная армия и ее отличие от частной военной компании». С итоговым докладом выступил Юнацкевич Петр Иванович, директор научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий.

 

Частная военная армия и ее отличие от частной военной компании

 

Важнейшим недостатком частной военной компании (ЧВК) является то обстоятельство, что данная компания формируется для зарабатывания денег за счет убийств заказанных лиц в определенном количестве. Получение прибыли на чужой крови – задача частной военной компании. Отсутствие всяческих идей у наемников делает их с одной стороны универсальной машиной для использования в захвате, и переделе собственности и ресурсов, в борьбе за власть. С другой стороны, сами наемники становятся проблемой для своих заказчиков, так как те легко могут сами попасть под их летальную технологию.

Как правило, заказчик вынужден расправиться с ЧВК, чтобы те не расправились потом с ним после выполнения задачи. Профессиональные наемники по этой причине не спешат выполнять порученные дела, не создав страховку и механизмы угроз заказчику в случае его предательства, в том числе и по мотивам самообороны.

С другой стороны, взаимное недоверие заказчика и ЧВК снижает эффективность применения ЧВК в локальном конфликте, задаче по захвату власти и переделу конкретного ресурса. Защищать наемников никто не собирается, заказчик склонен к их ликвидации или расформированию после малейших побед, чтобы сохранить свое влияние на ситуацию.

ЧВК, понимания предательские настроения у заказчика, часто ищет переговоров с его жертвой, пытаясь продать своего кормильца другому клиенту. Тут торг все определяет. Деньги за операцию ЧВК может получить и без ее совершения, просто продав сразу своего клиента другим интересантам, участникам конфликта.

Непредсказуемое для заказчика поведение ЧВК становится проблемой его собственной безопасности. По этой причине западный опыт использования ЧВК в локальных конфликтах для стран СНГ не совсем приемлем. Наемники из СНГ работают во всех мировых ЧВК, но для решения задач самих государств-участников СНГ, в первую очередь России, Белоруссии, Украины эти решения являются проблематичными и рискованными. Ведется поиск других решений, например использование частных военных формирований (частных военных армий – ЧВА), действующих не за получение прибыли, а за идеи, подкрепленные деньгами. Построение ЧВА на базе любой идеологии (от националистической до интернациональной) позволяет получить частного субъекта военного и полувоенного конфликта, который более предсказуем и менее опасен для своего заказчика.

Традиционным примером для России по созданию ЧВА является казачество, которое сыграло ключевую роль в расширении территорий  Российской империи, отечественных войнах. Ликвидация казачества как социального класса была приоритетной задачей советского периода России. Возрождение казачества и активное его использование в конфликтах новой России стало новым ориентиром в проектировании полувоенных и военных частных формирований.

ЧВА обладают большей мобильностью и опытом, чем зачастую кадровые военные части, в которых военная коррупция ликвидировала слой командиров, способных к войне и защите Отечества.  Недостаточная  дееспособность так называемой профессиональной армии компенсируется частным военным формированием, численность которого может быть малой. Однако идейная убежденность в собственной правоте, службе идеалам, готовность к самопожертвованию и воинская выучка у тех военных кадров, которые со своим боевым опытом стали опасны для военной бюрократии и были изгнаны из кадровой армии под разными предлогами, - все это приводит к получению более эффективной и управляемой структуры, чем ЧВК.

Самоуправление казачьих войск как частных военных формирований, построенных на идеологической основе, позволяет сделать их грозной силой против ЧВК, задействованных на современных театрах военных действий и локальных конфликтов, гражданских войн.

ЧВК ущербно в принципе, оно углубляет двойные стандарты, позволяет при внешнем невмешательстве государства вмешиваться в дела другого государства, сея смерть, осуществлять геноцид (эскадроны смерти, убийцы всех от стариков до детей на месте своей работы).

Исключение для ЧВК – это информационная война. Там нет летальных технологий, и по этой причине ЧВК не может представлять летальную опасность для своего заказчика, а монополия на средства информации создает для заказчика условия управляемой репрессии тех, кто его решит предать (или вовремя продать). ЧВК могут быть морально оправданы исключительно к нетипичным формам боевых действий, не связанных с причинением ущерба в живой силе и технике противнику. Ниша для ЧВК – это нелетальное противоборство, информационная война.

Моральный запрет на ЧВК наиболее приемлем для государств-участников СНГ как осуждение принципа получения прибыли на войне (ЧВК – это и есть структура для получения прибыли на войне).  При летальных войнах – прибыль – это безнравственное явление.

С другой стороны, ряд государств захвачены социальными паразитами и используются исключительно для целей личного обогащения. Вот тут ЧВК находит свое безнравственное применение как инструмент для физической расправы с теми, кто мешает социальным паразитам осуществлять узаконенный грабеж страны, доставшейся им в результате захвата.

По сути, использование ЧВК – это нарушение духовных основ Российской, Белорусской и Украинской государственности. Копировать ущербный пример западных коллег, использующих ЧВК для своих нужд – военная и политическая ошибка. Получение прибыли на крови безнравственно в принципе. Это противоречит русскому духу, идее народа-богоносца (Святая Русь). Копирование негативного опыта вероятных противников – это стояние в догоняющей позиции.

Нужен ассиметричный ответ. Утрата нравственного преимущества России – залог ее социальной катастрофы. Мелкое торгашество недальновидных политиков, перенесенное в военное дело, создало в органах военного управления дух продажности (торговли званиями, должностями, орденами, целями и задачами), породило вопиющую некомпетентность некоторых военных начальников, неизменно пребывающих на руководящих постах. Искусство паркетного шага, лояльности и ура-доклада заменило военное искусство, открыло дорогу лицам со скромным образованием и поверхностными познаниями в военном деле.

Для ликвидации данных прорех в военных системах России, Белоруссии, Украины требуется новый заполнитель – ЧВА, саморегулируемые частные военные формирования, способные решать задачи, непосильные для официальных военных структур, занятых мелкими торгашами и дельцами в погонах. Между ЧВА и официальным командованием должен происходить военный дискурс, в котором и будет происходить корректировка военных и политических решений с применением элементов насилия как летального, так и нелетального характера.

Динамика современного конфликта такова, что ее не выдерживает любая официальная структура, формально ответственная за регулирование данного конфликта.  Только динамические структуры, которые можно реализовать в ЧВА, способны найти быстрое решение и его исполнить.

Деидеологизацияпрофессиональной армии (это не афишируемая и принятая по умолчанию идеология, не выступающая в защиту и не клеймящая чего бы то ни было) привела к утрате образа врага, нужного для любых силовых акций, осуществляемых по идейным мотивам.

Отсутствие образа врага характерно для ЧВК, там важна только прибыль, и не важно кого убивать, своих или чужих.

Для ЧВА образ врага важен, чтобы его можно было распознать, отделить своих и ни при каких обстоятельствах своих не предавать, гибнуть за товарищей и друзей своих.

В ЧВК друзей нет, каждый может предать и продать каждого, если это станет выгодно.

В заключении можно отметить, что интерес в СНГ к ЧВА в различных ее формах (казачьи формирования, национальные формирования, территориальные формирования и т.п.) проявлен значительный. Нравственные взгляды участников ЧВА (борьба с вредителями, социальными паразитами) для государства являются залогом безопасности их применения в конфликтах. Частные заказчики, стоящие на нравственных позициях, также имеют все основания эффективно применять ЧВА для защиты территорий от захвата и передела. Служба в ЧВА более почетна, публична, патриотична, не требует конспирации, там человек с оружием защищает свои идеалы и действует открыто, с морально-психологическим преимуществом над другими коммерческими участниками конфликта.

Вся идеологическая подготовка участника ЧВА сводится к освоению нравственного правила воина: защищай себя, своих родных, свою территорию мыслью, словом и делом от вредителей.

Нравственное правило воина, положенное в основу подготовки участников частных военных армий, позволяет получить формирование с идеологией, способное противостоять как внешнему, так и внутреннему врагу – социальному паразиту.

 ЧВК в этом случае являются более рискованными структурами в сфере летального противоборства, но приемлемы для сценариев информационной войны и нелетальных решений частных конфликтов.