Многозначная логика моделирования частных военных компаний

 

 

Юнацкевич Пётр Иванович, директор Научного консорциума высоких гуманитарных и социальных технологий, доктор педагогических наук, полковник

 

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье дается определение многозначной логики, используемой для моделирования частных военных компаний, описывается специфика применения многозначной  логики при принятии частных военных решений, подготовке квалифицированных военных кадров для информационного противоборства. В статье использует подход профессора Чигирёва Виктора Анатольевича к пониманию многозначной логики при моделировании боевых действий и боевой подготовки.

Ключевые слова: многозначная логика, частная военная компания, моделирование боевых действий и боевой подготовки.

 

Основные определения

 

Многозначная логика  (логика профессора Чигирёва) – способ познания постоянно меняющейся действительности, основанный на учете множества разных оценок одного явления, которое само меняется в процессе его оценки, и каждому участнику оценки предстает в новом измененном состоянии, используется при ризоморфном анализе социальных процессов.

Частная военная компания (ЧКВ) – динамичный субъект  противоборства, освобожденный от бюрократических процедур военно-политических  решений.

Моделирование частной военной компании осуществляется многозначной логикой в форме дискурсивных практик квалифицированного военного сообщества, экспертов.  Общение специалистов носит равный характер, в ходе которого принимается и корректируется военное управленческое решение. Особенность военного дискурса – закрытый режим общения, сохранность конфиденциальности в отношении содержания экспертных оценок и выявления значений текущих процессов мирного и военного времени.

В рамках требований VI технологического уклада категория «мирное время» является подкатегорией «военного времени». Мир воспринимается как более изощренная форма войны с использованием нелетальных решений и информационного противоборства (информационная война, нелетальная война, криминальные войны).

Важной задачей военного дискурса является фильтрация  «профанного» говорения военных чиновников и управленцев (бюрократов), ориентированных на процедуры военных действий, не привязанные к их результатам (разгром противника, его демобилизация, социальная смерть, физическая смерть).  Информационный мусор, засоряющий общение военных специалистов, мешает получению быстрого и адекватного ситуации военного решения.  Частная военная компания, свободная от военно-бюрократических процедур и источников информационного мусора, выступает наиболее дееспособным механизмом исполнения дискурсивного военного решения.

Информационный мусор – информация, не связанная с реальностью, отражающая домыслы и фантазии лиц, формально ответственных за порождение и реализацию военно-управленческих решений.

Бюрократический хаос в военных управленческих структурах  - состояние циркуляции информационного мусора по каналам военного управления, формального и неформального общения военных начальников и командиров, запущенный группой лиц, заинтересованных в имитации военных функций армии и организующих частное распределение военного бюджета в личных целях (целях личного обогащения любой ценой).

Армии всех стран мира IV и V технологических укладов, как правило,  поражены бюрократическим хаосом, приводящим к массовым жертвам в ходе военных столкновений. Для армий VI технологического уклада бюрократический хаос выступает важным объектом информационной войны. Каналы связи, формального и неформального общения военнослужащих армии противника эксплуатируются противоборствующей стороной, позволяют дистанционно вызвать хаос, неразбериху, бардак, привести к параличу волю младших и старших командиров, добиться сложения оружия и захвата военной техники и боеприпасов без применения собственных вооруженных сил.

 

Вооружение армий IVтехнологического уклада:

стрелковое автоматическое оружие;

артиллерия, автомобили, бронетехника, авиация, флот;

средства радиосвязи, радиолокации, гидроакустики;

средства противовоздушной обороны;

средства пропаганды (соответствующие оборонному заказу кино, театр, эстрада, газеты, листовки, журналы, книги, произведения искусства);

оружие массового поражения (биологическое, химическое, атомное, термоядерное, нейтронное).

 

Новшества вооружений армий технологического уклада:

средства массовой информации (СМИ), осуществляющие дезинформацию и атаки на объекты противоборства;

социальные сети, в которых собственниками сетей имитируется общественное мнение и ведется пропаганда;

информационные программы – вирусы;

IT-технологии, телекоммуникации, средства сотовой связи, персональные компьютеры и коммуникаторы; каналы связи, дата-центры, средства манипуляции общественным мнением (манипуляторы);

средства создания гиперреальностей в виртуальных пространствах.

 

Новшества вооружений армий VI  технологического уклада:

появление антиманипуляторов (средств информационного противоборства), разрушающих гирепреальности в виртуальных пространствах;

социальные вирусы;

высокие гуманитарные и социальные технологии, обеспечивающие сборку и разборку социальных субъектов;

социальные сети влияния, в которые реализуется функция сборки и разборки социальных субъектов;

информационные ресурсы (концентраторы), визуализирующие общественное мнение;

разработка гиперманипуляторов.

 

Многозначная логика используется при разработке вооруженных средства и подготовке военных кадров для армий VIтехнологического уклада.

Многозначная логика - понятие постмодерна, фиксирующее способ познания  неравновесной социальной среды, в которой ведется непрерывная информационная война социальных субъектов, разобщенных деструктивной идеологией-технологией сверхвласти денег (утилитарной этикой, веры в деньги как в Бога, стремлением к личной наживе, стяжательству, крохоборству любой ценой).

В условиях разобщенности, социальные субъекты становятся нестабильными, их организационные построения кратковременны и противоречивы, на каждое событие у каждого социального субъекта свой особый взгляд и «своя» истина.

Классический пример многозначной логики – у любой задачи может быть множество решений, результативность которых можно определить только по одному критерию, - критерию нравственности (не нанесло ли самим решающим задачу это решение вред, а пользе говорить не корректно, так как понятие «польза» трудно исчислимо,  имеет для каждого субъекта  свое значение).

В модели частной военной компании управление военным процессом  удобно представлять в качестве дискурсивной практики квалифицированных военных кадров, обладающей максимальной степенью произвола. Их решения оцениваются по критерию «не навредить» заказчику, который финансирует социальную смерть своего конкурента.

Социальная смерть  - феномен информационного противоборства, по итогам которого социальный субъект, подвергнутый процедурам информационной войны, изменяет свое место в социальной иерархии, теряет значимые связи с другими субъектами, лишается общественного доверия, выпадает из процедур кулуарных сговоров. Социальная смерть не всегда приводит к физической. В случае социальной смерти у субъекта всегда остается шанс реабилитироваться в глазах общественности и вернуть утраченное доверие (возрождение социального субъекта).

Информационное оружие – средство ведения нелетальной войны. Обеспечивает идентификацию и поражение противника с помощью информационных концентраторов различных конструкций (традиционные СМИ, сетевые гипертекстовые концентраторы и т.п.).  Позволяет оказать влияние на социальный субъект, приводит к блокированию его социальных действий (социальной активности). Позволяет эффективно перераспределять (переделить) материальные ресурсы (изменить отношения собственности) без нанесения повреждений самой собственности.

Социальный паразитизм – способ существования социального субъекта (физического или юридического лица, группы лиц, организации, государства и т. д.), пораженного идеологией личной наживы любой ценой, следствие культа «золотого тельца», стяжательства и двойных моральных стандартов. Социальный паразит стремиться жить за счет других людей, не участвуя в созидательном труде.

Пути профилактики социального паразитизма – общественный контроль и массовая  этическая оценка результатов деятельности социального субъекта.

 

***

 

Многозначная логика применяется для формализации результатов военно-научного исследования при анализе эмпирического опыта, получаемого военными исследователями.

Многозначная логика  — способ мышления политика и военного руководителя, позволяющий учитывать при принятии управленческого решения разные значения политической и военной обстановки, особенности протекания социальных процессов.

Многозначная логика– это отражение в сознании руководителя   неопределенного и изменяющегося множества разумных на его взгляд объяснений действительности войны и мира, разрушения и созидания.

Выявление и учет множества значений в моделировании военной, политической, экономической  и гражданской обстановки является предметом многозначной логики.

Знание военной и гражданской обстановки определяется как выявление и рассеивание угроз (угроза как потенциальный вред от чего бы то ни было). Военное, политическое, экономическое и гражданское влияние  неустойчивых во времени и месте объединений граждан строится на конструировании и запуске в общественное сознание угроз как источников  потенциального вреда.

При многозначном логическом подходе к анализу обстановки становится ясно, что правильного или неправильного понимания социальной ситуации не существует. Есть множество пониманий, которые направлены на распознание источника вреда (кто же вредитель?). Распознание вреда является одним из фундаментальных свойств живого мира, описываемого логикой: «меня съедят или я съем?». Живое существо поддерживает целостность своего существования за  счет получения внешних ресурсов. Угроза нарушения целостности существования выступает движущей силой живого существа, которое агрессией расширяет свое жизненное пространство. Социальные субъекты также ведут себя агрессивно, расширяя свое влияние на другие субъекты и отбирая ресурсы, тонко паразитируя на них. Феномен паразитизма тщательно маскируется под служение государству, народу, корпорации. Только в условиях кулуарного сговора паразиты обнаруживают друг для друга свои намерения продолжить паразитирование на конкретных социальных субъектах и за их счет. Сговоры покрываются тайной, их итоговые решения передаются публичным операторам (формальным лидерам государств, политикам, генеральным директорам корпораций) для озвучивания и реализации от своего мнения. Паразиты, как правило, выступают конечными потребителями тех благ, которые им организуют их назначенцы по власти и всяческих административных иерархиях.

Минимизация паразитирования возникает при условии, когда социальные субъекты начинают по произволу других субъектов отражаться в общем информационном пространстве, сговоры  становятся предметом открытого обсуждения (дискурса) с позиций нравственной оценки: сколько и кому нанесен вред этим субъектом?

Данное условие меняет сам характер театра военных действий. Он при наличии открытого информационного пространства и дискурсивных процессов начинает объединяться с театрами драмы и комедии. Оператором современного театра военных действий становится частная военная компания.

Частная военная компания создает социальный сюжет драматических и комедийных событий в отношении объекта своего воздействия. Формирование данного сюжета осуществляется на основе многозначной логики.

Многозначная логика при планировании военно-политической  операции силами частной военной компании – это  соединение военного, драматического и комедийного рассуждений при создании комплексного механизма влияния для развала  очередной выявленной угрозы  обществу, государству, частным лицам.

Многозначная логика определяется как  понимание  ризомы, т.е. учет постоянной изменчивости социальной среды, противоречивости и непредсказуемости поведения людей, участников социальной драмы и комедии.

Многозначная логика приходит на смену организационному анализу.

Традиционно для управления социальными процессами рядом социальных субъектов находились некие объяснения, которыми их воля возводилась в ранг закона и организационного решения. Возникшие структуры пытались влиять на социальные процессы, исповедуя логику управления: приказ – исполнение, отказ исполнения – угроза, репрессия. Однако открытость информационного пространства, возможность мгновенного перемещения информации вносит хаос в исторически сложившиеся формы административных организационных конструкций. Их крушение предопределяется их сутью, которая вступает в противоречия с открытыми информационными процессами. Сейчас любой приказ на пролитие крови означает приговор для его подписанта. Феномен социальной памяти таков, что хранение и циркуляция информации позволит потомкам убитых людей рассчитаться с их преемниками. В этой связи и возникает мораторий на кровь в современных войнах. Те, кто еще находится в боле примитивных условиях, идет на пролитие крови, не видя при этом последствий для себя и своих потомков. Если современная криминалистика позволяет раскрыть любое преступление за счет технологического прогресса. То гражданское общество, используя социально-технологический прогресс, способно запомнить, идентифицировать в истории субъекта вреда, закрепить за ним статус вредителя навсегда. При этом переписать историю по произволу не удается заинтересованному в обелении прошлого современному политику. Убийства людей не могут быть оправданием заботы о людях. По этой причине их корпораций выпадают те субъекты, которые были причастны к кровавым решениям. Модно решать проблемы только дистанционно, используя нелетальные решения, позволяющие завтра объединиться со своим врагом против собственного друга.

Поскольку многозначное мышление оформляется в языке в виде изменчивых рассуждений, частными случаями которых являются новые объяснения своего поведения и действий социальных субъектов. Причем доказательства и опровержения постоянно меняются. Достаточно фиксировать в историческом ракурсе логические  обоснования событий со стороны административной организации, как становится очевидным отрицание собственной истории не только вчерашнего дня, но уже и сегодняшнего.  Непрерывное переписывание истории заменяется постоянным порождением историй и выгодных их пояснений, которые меняются вплоть до самоотрицания.

Усиливая частоту подачи новостей, социальные субъекты набирают дистанцию от реальности, в которой, по сути, ни чего не изменилось, а зачастую и ухудшилось. Потоком информации и новыми виртуальными угрозами маскируется провал в социальной политике, прикрывается имитационная суть государства и его слуг, давно превратившихся в торговцев и дельцов. Реальная политика остается за частными торговыми компаниями, которым важно поддерживать беззаботный режим функционирования своих собственников. Со своими угрозами частная торговая компания справляется посредством частной военной компании. К услугам государства и ее армии она не прибегает, так как сама участвует в государственной коррупции и хищении средств, в том числе, идущих на оборону и национальную безопасность.

При моделировании боевых действий частая военная компания  создает информационный поток, в котором создаются событийные ряды, не имеющие отношения к действительности.  Виртуальная военная реальность приходит на смену военной реальности, которая блокирует действия противника, не уничтожая его. Потери в современной войне есть свидетельство использования военных решений прошлого века. Современная квалификация частных военных специалистов строится на моделировании социальных воздействий нелетального гуманного характера. Пролитие крови становится неприемлемым в войне инструментами VI технологического уклада.

Рассматривая любую организацию противника как объект военной и политической атаки, представляется адекватным ее простое отражение в информационном пространстве и запуск дискурсивного процесса, который породит множество значений и новых знаний о данной структуре. Внимание дискурса может удержать вопрос: а кто нам вредит?  Организация противника  делает все, что бы уйти как можно дальше от этого вопроса. Однако в современных условиях это достаточно сложная процедура. Подмена дискурса монологом завершится социальным самоубийством такой  организации. При этом время саморазрушения наступает в зависимости от объема вреда, который административная организация, как социальный паразит, нанесла своей социальной среде, в которой она паразитировала за счет имитации социальных функций (публичных действий в защиту общества).

Многозначная логика в военном исследовании – это непрерывная оценка вреда, который причиняет собственной социальной среде социальный субъект (организация) и его множественное публичное оценивание.

Удар по организации противника осуществляется на основе визуализации обратных социальных связей среды, запомнившей полученный вред и накопившей социальное напряжение, достаточное для совершения оценочного действия.

Если традиционная логика – это наука о способах доказательств и опровержений. То многозначная  логика как техника ризоморфного анализа направлена на получение той многозначной информации, которую социальная среда порождает в отношении своих паразитов и вредителей.

Истина в многозначной логике – это нечеткое понятие, или понятие с размытым смыслом, используемое социальными паразитами для манипуляций общественным сознанием.

В ходе многозначного логического рассуждения происходит  общественная идентификация, распознание вредителя (Кто нам наносит вред? Кто вредитель?). Социальный субъект, распознанный обществом как вредитель, начинает разрушаться. Возникает феномен его социальной, а затем и биологической смерти.

Многозначная логика опирается на обобщение чувственного опыта граждан, социальной среды: «Чувствуют ли они вред от конкретного социального субъекта или нет?». Знания – это оценки граждан, касающихся идентификации вредителя, социального паразита, взаимодействие с которым угрожает другим гражданам. Эти знания актуальны. Их массовая доступность не оставляет шансов паразиту сохраниться в тени. Он вынужден развалиться как паразит, и собираться как не вредящий (буквально нравственный) гражданин.

С точки зрения тактики современной схватки, использование многозначной логики означает идентификацию вредителей, получение ответа на вопрос: кто нам наносит вред? Важно установить для публики его социальные данные и ближайшее окружение. Эта информация важна для социальной памяти, в которой отразятся данные вредителя, агрессора. Люди готовы воевать за мизерное пособие, обеспечивающее выживание. Но они не готовы жертвовать своей личной историей, оставаться в исторической памяти последующих поколений убийцами, душегубами. Чтобы нейтрализовать эту защитную реакцию военнослужащих,  их подвергают идеологической обработке. Однако доступность других оценок ситуации противоборства делает их небоеспособными. По этой причине массовое военное противоборство становится просто опасным для его организаторов. Скопления военнослужащих, военной техники удобны для атак частной военной компании, для которой важна тень, и ни какой идентификации.

По этой причине основной способ борьбы с ЧВК – это полная идентификация ее лидеров и организаторов, а также заказчиков. В этом случае наступает социальная смерть ЧВК, она теряет свои преимущества свободного субъекта современной войны, противоборства.  Инструмент борьбы с ЧВК – это ЧРК (частная разведывательная компания), в отношении которой также сохраняется правило ее разрушения – общественная идентификация участников ЧРК.

Многомерную логику можно назвать ризоморфным (изменчивым) способом получения знания о вреде, социальном паразитизме. Военное применение этих знаний базируется на их доведении до социальной среды, породившей подобные социальные явления. Среда меняется, и начинает порождать более нравственных субъектов, так как быть идентифицированным в качестве вредителя – опасно для паразита. Его мутация – дело времени. 

Итог ризоморфного анализа – получение вывода о том, является ли предмет анализа социальным паразитом, вредителем для собственной социальной среды, или нет.

Характер современной войны – это схватки частных лиц за собственный  интерес, выдаваемый за государственный.  Государство как таковое перестало существовать. Оно превратились в атрибут, социальную декорацию и ритуал. Механизмы общественного контроля в силу слабой образованности граждан государства не налажены. Неформальный заказ частных торговых компаний на облегченное массовое образование позволяет получать новые поколения с низкой степенью социальной мобильности и активности. Интерес стать космонавтом заменился на стремление стать «баблонафтом» (любителем денег). Такие кадры могут эксплуатироваться за более низкий капитал. Квалифицированное сообщество, способное понять, как его обманывают, становится невостребованным и опасным для всех социальных субъектов (организаций), в которых имитируются социальные функции государства.

Тут важен процесс порождения мифов о государственных событиях, который вынуждены соблюдать для сохранения социальной традиции, так как граждане не согласны с потерей государства, они в него верят, и власть считают сакральным (таинственным событием). Информационное оружие достаточно эффективно для лишения сакральности субъекта, который спрятался за государством, и использует его для обеспечения собственных, как правило, паразитарных нужд. Кроме того, зачастую социальный паразит сам наносит себе вред, занимая любую формальную позицию в государстве. Разрыв слова и дела становится для общества очевидным. Разрозненные средствами массовой информации (дезинформации) граждане объединяются негативным согласием, которое становится причиной социальной смерти паразита. В обществе протекают процессы саморегуляции, возникает феномен социального иммунитета, отторжения и разложения тех субъектов, которые нарушают меру социального паразитизма. А норма этой меры задается самим обществом, определяется степенью образованности граждан и их гражданской активностью. В этой связи такие понятия как реальная свобода слова и глубокая демократия просто смертельно опасны для социальных паразитов.  Для борьбы с ними эти процедуры и используются в современном противоборстве.

Одна из главных задач многозначной логики   —  описать в терминах негативного гражданского согласия социального паразита, вредителя, показать ясным языком его угрозы и манипуляции, передать общественности доступное  знание о предмете паразитизма, чтобы популярно показать  нюансы паразитизма и его соотношениях с другими паразитами.

К терминам негативного гражданского согласия можно отнести следующее:

Вредитель – социальный субъект, паразитирующий за счет других социальных субъектов и причиняющий им вред.

Негативное гражданское согласие – без предварительного сговора, обсуждения, по умолчанию общая идентификация одного и того же субъекта как вредителя, социального паразита.

Граждане – питательные объекты для функционирования социальных паразитов.

Манипуляции – способы массового обмана, дезинформации, применяемые социальными паразитами для получения средств к беспечному существованию.

Антиманипуляции – способы нейтрализации массового обмана, дезинформации общественности.

При моделировании частной военной компании  многозначная логика  служит одним из основных инструментов при определении цели и предмета частной военной операции,  подходов и ори­ентиров в её  проведении, выборе средств и методов, определяющих наи­лучший результат.

Деятельность частной военной компании характеризуется методологией ризоморфного анализа, использующего многозначную логику. Но в успехе исследовательской деятельности методология ризоморфного анализа играет решающую, определяю­щую роль.

Ключевым вопросом для общественности перестал быть вопрос «Есть Бог или его нет?». Вопрос, которым озадачен каждый человека: «У кого наши деньги?».

Цель частной военной операции – показать общественности (создать для нее временный театр драмы и комедии), кто на ней паразитирует:

Спит Разита, и не чует,

Что на ней матрос ночует.

Но проснется вдруг Разита,

И прогонит паразита.

В конце социального спектакля, именуемого современной войной, важно «разбудить Разиту» (общественность).

Это общее представление о частной военной цели. На практике моделирование частной военной компании преследует разные цели, например публичный мониторинг уровня нравственности социальных субъектов, формирование хаоса и его структурирование, распознавание угроз и социальных паразитов, запуск социальных паразитов в глобальный перманентный дискурс, поддержание дискурсивной среды в заданном регионе мира.

Цели частной военной компании постоянно корректируются социальной обстановкой,  задаются произволом заказчиков (субъектов влияния).

Получение и удержание влияния – важный итог перспективной военной операции на локальном и глобальном уровнях.

Моделирование частной военной компании начинается с выбора, постанов­ки и формулирования цели выявления и дальнейшего ограничения конкретного социального паразита в регионе, для его дальнейшего отражения и разборки в виртуальном пространстве.

Мировые торговые компании (транснациональные торговые корпорации – ТНК) превратились в субъекты глобального влияния. Их заказ – общество потребителей, имитация государств и гражданского общества. Формирование общества разрозненных граждан, ориентированных на потребление и паразитический образ жизни. Бюрократизация и коррупция становятся способами управления государствами для нейтрализации их социальных функций – реального образования и социальной защиты населения. Рисование информационными карандашами государства как дееспособного субъекта является важным атрибутом современной действительности. Частные лица (собственники ТНК)  находятся в противоречии друг с другом по поводу перераспределения ресурсов, ведут непрерывную конфронтацию (торговые войны) за рынки сбыта и потребителей. Инструментами ТНК в торговых войнах являются:

ЧВК – частные военные компании;

ЧРК – частные разведывательные компании;

СМИ – средства массовой информации;

IT-компании, средства массовой коммуникации, социальные сети, дата-центры;

ЧНК – частные научные компании.

Частные научные компании используются для реальной подготовки кадров ЧВК, ЧРК, СМИ, IT.  Для частных заказчиков ясно, что классические академии наук и образования – просто замаскированные организации по уводу бюджетных средств в частные руки взамен на тонны документации. Всяческие попытки частных лиц отнять бюджет у классических академий наук и образования завершаются провалом из-за того, что торговцы подержанными идеями имеют свою связь с общественным мнением, и паразитируют на иллюзиях налогоплательщиков, верящих в государственную науку и образование.

Поэтому для моделирования частной военной компании важно предусмотреть ее связь с ЧНК для компенсации образовательных провалов в кадрах, необходимых для реальных и виртуальных боевых действий.  

В моделировании ЧВК также необходимо предусмотреть связи с ЧРК, СМИ, IT-компаниям, компаниями  массовой коммуникации, социальными сетями (последующего технологического уклада).

В заключении можно отметить, что для современной войны армии прошлого технологического уклада не годны. Нужны новые субъекты войны – частные военные компании, которые свободны от военной бюрократии и социальных обязательств перед своими кадрами. С другой стороны, массовое начальное военное образование, военная служба по призыву -  необходимы для получения кадров, способных защищать большие географические территории. Для ЧВК народное движение самообороны становится как фактор помощи, так и фактор угрозы. Кадры ЧВК не собираются гибнуть за вознаграждение. Кадры иррегулярной военной силы могут при соответствующем идеологическом обеспечении пойти на самопожертвование, и по этой причине представляют угрозу для ЧВК.

 Уход от обязательной военной службы с одной стороны выгоден для социальных паразитов, однако для защиты своих территорий он не практичен. Нужен альянс кадров из традиционной армии по призыву и кадров ЧВК, получивших современную подготовку в ЧНК (частных научных компаниях).