Савенко Иван Васильевич,

исполнительный директор Института практической этики

 

 

Мы считаем, что вусловиях господства инструментальных ценностей (свобода, демократия, рынок, права человека и др.) над фундаментальными (совесть, нравственность, справедливость) мир не может развиваться иначе как в направлении “неоварварства”и “неофеодализма”, при которых абсолютно все страны будут обречены на повторение печального опыта России 90-х годов. Возможно, что кто-то на Западе именно в этом и заинтересован. Но у России – свои собственные цели и планы.

Только “нравственный компас”, приводимый в действие энергией нравственных и высококвалифицированных людей, позволит нам безошибочно ориентироваться в любых спорных вопросах, будь-то вопрос о частной собственности, о глобализации, о национализме и др.

 

Например: в практике идеологической борьбы массовому сознанию навязывается выбор между чисто юридическим формами отношения к институту частной собственности: он или признаётся в качестве структурообразующего принципа организации общества, или полностью запрещается. С нашей же точки зрения, материальные основы нашего существования должны развиваться на раз и навсегда установленном нравственном отношении к частной собственности. А именно: то, что создано Богом (Природой), должно оставаться общенародным достоянием– источником общественного благосостояния и залогом социальных гарантий. А то, что создано личным трудом, инициативой, предприимчивостью граждан – может получать все права легитимной частной собственности. Только лишь такое – справедливое – отношение к институту частного владения способно снять внутрисоциумное напряжение, сделать неантагонистичным разрыв между богатыми и бедными, обеспечить равенство потенциальных возможностей, а, значит, и социальный мир в обществе.

Другой пример. Мы считаем, что так наз. “глобализация” ни в коем случае не должна рассматриваться в рамках ложного выбора по принципу “или-или”: или как “абсолютное зло”, или как “абсолютное добро”. Глобализация – это объективный и неизбежный процесс со всеми его плюсами и минусами, и наша обязанность – найти способы нейтрализации отрицательных сторон глобализационного процесса, придать ему нравственное измерение, подчинить его течение нравственному координирующему началу. Нашу позицию в данном случае помогает понять аналогия: если родители, беспокоясь за своего ребёнка, перестанут выпускать его на улицу, мотивируя это тем, что “на улице опасно” (там хулиганы, транспортное движение и т.д.), то такой ребёнок вырастет инфантильным, асоциальным, неприспособленным к жизни существом (что, кстати, и случилось в СССР, который, по большому счёту, развалило поколение инфантилов, воспитанных в изоляции от внешнего мира и по этой причине неадекватно его воспринимавших). Нормальные же, т.е. нравственно ориентированные родители именно в том и видят свой воспитательский долг, чтобы вооружить ребёнка знанием “правил поведения на улице”.

Или такой пример. В современном мире особую остроту приобрели национальные проблемы. Если противоречия между субъектами, различными по партийному и религиозному признакам, принципиально устранимы (можно сменить партию, принять новую веру), то совершенно иное дело – национальный вопрос. Расу, национальность сменить нельзя. “Замаскироваться” не удаётся: “тут не по паспорту…”. В свете же нравственного подхода проблема решается просто. Вместо традиционной её постановки: «Мы против москалей, хохлов, жидов…» даётся такая: «Мы против безнравственных людей». Здесь, как и в двух предыдущих примерах, имеет место тот самый случай, когда новая формулировка проблемы приводит к её решению.

По мнению П.И. Юнацкевича и В.А. Чигирева, нравственные ценности – это не частный случай в ряду «общественного самосознания» и «укрепления демократии», но то, чем обеспечиваются в конечном счёте и общественное самосозание, и укрепление демократии. Мы считаем, что основной питательной средой для идеологов межцивилизационного раскола, пропаганды ксенофобии, национального и религиозного экстремизма, а также для международной террористической деятельности служит в первую очередь массовая нравственная безграмотность. И мы убеждены, что взаимную социальную адаптацию различных культурных, этнических и конфессиональных групп  населения и в нашей стране, и во всём мире способно обепечить лишь то образование, которое изначально строится на нравственном принципе.

Мы должны помочь государству не на словах, а на деле развернуться лицом к людям труда, и прежде всего к тем, кто создавал экономику страны, кто защищал её на фронтах, кто строил социализм в СССР. Логика здесь элементарна и безупречна: молодёжь, видя, как брошены на произвол судьбы наши старики, какое жалкое существование влачат ветераны, никогда не возьмёт с них пример, никогда не воспользуется их опытом; наоборот, она все силы приложит к тому, чтобы не повторить их судьбу. А это значит, что она будет жить по разрушительному и для неё самой, и для общества принципу: “оторвать побольше, унести подальше и попользоваться подольше”.

Но молодёжь – это наше будущее. И при таком её выборе наше будущее жестоко и катастрофично. Потому-то государство и должно проявить заботу о ветеранах, чтобы стала предельно очевидной взаимозависимая связь поколений: если молодёжь – будущее ветеранов, то о будущем самой молодёжи можно судить по качеству жизни ветеранов. Только проявив нелицемерную заботу о стариках, можно повернуть молодёжь на нравственный путь, спасти от губительной власти “золотого тельца”, реально построить социальное государство. Это и есть единственно возможный для нас, нравственный путь.

Нам мало одного лишь “сбережения народа”; нам нужно также и укрепление нравственных основ его бытия. Нам недостаточно просто “развития культуры народа”; нам нужно также и поддержание нравственной направленности такого развития. И нам нужно не просто существование сильного и богатого Российского государства, но такого, в котором решающая роль будет принадлежать духовно-нравственной элите общества. 

Нравственный путь или идеология нравственности по П.И. Юнацкевичу и В.А. Чигиреву – это не установка на принцип “отнять и поделить”, а “баланс духовных и материальных устремлений и действий,  прав и обязанностей”, достигаемый лишь при соблюдении нравственных норм общежития. Нравственному пути необходима частная собственность, но не такая, которая превращает общество в заложника бандитских разборок по “переделу материи”, а такая, которая воспитывает в членах общества самоуважение, чувство собственного достоинства и уверенность в завтрашнем дне. Соответственно, нравственному пути нужны  богатые люди, но не такие, которые воображают себя стоящей над “быдлом” и над законом “элитой”, а такие, которым будет много дано, но с которых много и спросится за экономическое благосостояние, социальный мир и нравственную атмосферу в обществе. И, разумеется, нравственному пути нужна опора на научную теорию, но не на такую, которая изначально осознаёт себя стоящей “вне морали и нравственности”, а на такую, которая сама явитсятеорией совести, нравственности и смысла (возможность такой теории – это особый вопрос, от решения которого мы вовсе не уклоняемся).

Конечно, нужно понимать: тот путь, который нам нужен, сам в руки не упадёт; за него придётся бороться. Но нужно понимать и то, что политика манипулирования массовым сознанием, политика кулуарных сговоров за спиной общества, политика поощрения временщиков, спешащих “распилить и вынести” из страны последнее, политика дебилизации и оскотинивания народа средствами “независимых” средств массовой информации – это всё знаки безвременья, которое не бывает бесконечным. А, значит, нужно думать о будущем и работать на него.

Одна из основных задач, которая должна быть решена в ближайшее время – создание в обществе такой нравственной атмосферы, при которой руководитель любого ранга на своём государственном посту оказался бы вынужден воздерживаться от дискредитирующих власть поступков, сохранять и приумножать результаты своего и общественного труда на общее благо.

Главная же наша цель – она же глобальная цель национального проекта в России – построение общества нравственной и социальной справедливости путём непрерывного нравственного воспитания граждан и всемерного обеспечения каждому человеку возможностей достижения социальной значимости в духовной и материальной сферах жизнедеятельности. Только на этом пути достигается единство целей и средств их достижения: построение нравственно ориентированного общества через воспитание индивидуальной нравственности (где оценку поведения заменяет оценка нравственности). Только таким путём и возможно построение социального государства.

Мы думаем, что такая цель вполне достойна того, чтобы стать общенародной целью. В связи с чем даём свою интерпретацию знаменитой тютчевской “формулы России”:

 

«Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить».

 

Одни эту формулу оспаривают, другие поднимают на щит её буквальный (закрытый) смысл. Мы же считаем, что Россия вполне постигается умом, но – умом, стоящим на нравственной позиции. Только таким умом её и можно измерить, а верить можно (и должно) только в нравственную Россию.